Варвара Пахоменко

Варвара ПахоменкоБез четверти десять. Толпа перед зданием Тверского суда медленной змеей втягивается внутрь. Столько знакомых лиц из разных городов и стран, журналистов.  Кого-то успеваю обнять, кому-то – просто помахать рукой. Говорим мало: о суде – пока непонятно что, обо всем остальном – сейчас бессмысленно.

Чеченское приветствие переводится на русский язык фразой: «Приходи свободным». 23 февраля этого года, когда разошлись люди, на одном из камней мемориала жертвам депортации осталась записка: «Дай Аллах свободу Чечне. Сегодня день траура, а не праздник. Ничто не забыто, никто не забыт. Вечная память чеченскому народу».

В Чечне в разгаре предвыборная кампания – Грозный утопал в предвыборных плакатах «Единой России» задолго до начала агитации. И срывать их там никто не будет – это Вам не соседняя Ингушетия, в самом крупном городе которой, Назрани, за одну ночь жители уничтожили всю развешенную по улицам «рекламную продукцию» ЕдРа

Варя Пахоменко2007-й в Чечне был объявлен годом без следов войны. Рамзан Кадыров заявил, что республика станет туристическим центром, основой которого будет горнолыжный курорт. Горы, и вправду, похожи на Швейцарские Альпы. И на блокпостах уже не останавливают каждые десять минут. Вот только новости оттуда приходят какие-то не мирные: уничтожены боевики, расстреляны милиционеры, взорваны дома.