В Москве задержана единственная участница пикета в поддержку преподавателя Тюменского университета Андрея Кутузова

Андрей Кутузов13 января  защитники Андрея Кутузова планировали провести серию одиночных пикетов около здания ФСБ на Лубянской площади. Милицейская машина и автобус с ОМОНом стояли еще в сквере около Соловецкого камня, где была назначена встреча с журналистами, и там в происходящее не вмешивалась. Но стоило одной пикетчице, Юлианне Барановой, встать около входа в здание с плакатом, как сразу же подошли с десяток сотрудников милиции и ФСБ.

Какое-то время они пытались уговорить девушку прекратить акцию, однако она не соглашалась, доказывая, что одиночный пикет по закону согласовывать ни с какими органами власти не нужно. В то же время "правоохранители" активно препятствовали проведению фото- и видеосъемки акции, буквально хватая за руки троих присутствующих журналистов, хотя те предъявили свои удостоверения.

В конце концов пикетчицу и журналистов задержали, сорвав с активистки плакат, и отвели в Общественную приемную ФСБ на Кузнецком мосту, где переписали паспортные данные. Через некоторое время задержанных увезли в ОВД "Мещанское".

Журналистов милиционеры отпустили прямо с порога ОВД, признав их неучастие в пикете, но Юлианну все равно обвиняют в проведении несанкционированной акции. В данный момент (17:26 мск) девушка до сих пор находится в милиции.

На отобранном у Юлианны плакате было написано "Прекратите уголовное преследование гражданского активиста, преподавателя ТюмГУ, кандидата филологических наук Андрея Кутузова. Проведите внутреннее расследование в ФСБ и Центре по противодействию экстремизму"

Несмотря на то, что сотрудники ФСБ и милиции не дали провести пикетирование, акция в защиту Андрея Кутузова в Москве достигла своей главной цели: привлечь к проблеме незаконного уголовного преследования внимание не только общественности, но и "центрального офиса" на Лубянке. Своей истеричной реакцией на законный одиночный пикет "контора", которая ведет дело по обвинению Кутузова в "призывах к экстремистской деятельности", поспособствовала еще большему недоверию общества к себе и ко всем правоохранительным органам.