Обещанной адвокатом Кадырова сенсации не случилось. Судебный репортаж HRO.org

27 сентября 2010 года в судебном участке №363 района Хамовники города Москвы состоялось второе судебное заседание по существу по уголовному делу против  правозащитника Олега Орлова. Журналисты с нетерпением ожидали сенсацию, ранее обещанную представляющим интересы президента Чечни Андреем Красненковым, но ее не случилось.

Напомним, что в отношении председателя Совета Правозащитного центра "Мемориал" возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 129 УК РФ ("клевета") в связи с его высказываниями об ответственности Рамзана Кадырова за убийство сотрудницы грозненского отделения ПЦ "Мемориал" Натальи Эстемировой.

После предыдущего судебного заседания, 13 сентября 2010 года, Андрей Красненков в беседе со СМИ пообещал в следующий раз представить на суде некие разоблачительные материалы об Олеге Орлове, Наталье Эстемировой и обществе "Мемориал". Однако этого не произошло.

Заседание началось с сорокаминутным опозданием. Зал, как и в прошлый раз, был переполнен репортерами, правозащитниками и другими зрителями. Места катастрофически не хватало, несмотря на то, что принесли несколько дополнительных скамеек и стульев.

В 11 часов 40 минут судья Каринна Морозова объявила о продолжении слушаний. Выяснилось, что произошла замена представителя гособвинения: место Яны Фомичевой заняла помощник прокурора ЦАО Москвы Татьяна Попова. Рамзан Кадыров по-прежнему отсутствовал.

После того, как судья разъяснила новому прокурору ее права, Генри Резник подал ходатайство.

15 сентября 2010 года в интервью "Русской службе новостей" Андрей Красненков "оболгал моего подзащитного", утверждает адвокат Олега Орлова в этом документе. Как следует из приведенных Генри Резником цитат, в своем выступлении на радио Андрей Красненков сказал, что председателю Совета ПЦ "Мемориал" была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. Олег Орлов, якобы, не только неоднократно ее нарушал, но и вовсе отказался подписывать постановление следователя об избрании меры пресечения. "Он уже в СИЗО должен находиться", - высказал мнение в эфире представитель Рамзана Кадырова.

Генри Резник назвал эти утверждения "искажающими действительность". Как он пояснил, Олег Орлов действительно отказался подписать соответствующее постановление следователя Юлии Хатченковой. Причем сделал это обвиняемый, следуя настоятельному совету своего адвоката. Генри Резник считает, как он выразился, "смехотворным" избрание какой-либо меры пресечения всемирно известному правозащитнику, который всегда исправно участвовал в следственных и судебных действиях и никогда не проявлял намерений скрыться от следствия и суда. В этой ситуации, убежден адвокат, вполне достаточно отобрать обязательство о явке.

Такую свою точку зрения юрист в письменном виде довел до начальника второго отдела следственной части следственного управления при УВД по ЦАО Москвы Татьяны Волковой.

В результате еще 30 августа Генри Резник получил от Татьяны Волковой ответ, в котором она сообщила, что со следователем была проведена соответствующая разъяснительная беседа. Юлии Хатченковой "указано на то, что, хотя подписка о невыезде является сравнительно легкой мерой пресечения, ее применение связано с определенными ограничениями прав личности и потому может иметь место лишь при наличии достаточных к тому оснований. Также разъяснено, что при отсутствии оснований, делающих необходимым применение подписки о невыезде или другие меры пресечения, у обвиняемого отбирается обязательство являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства".

Таким образом, правоохранители признали правоту адвоката. "Никакой меры пресечения Орлову не избрано", - резюмировал Генри Резник в ходатайстве и просил суд приобщить к делу его переписку со следственными органами.

Андрей Красненков и Татьяна Попова выступили против. В качестве обоснования своей позиции они отметили, что выступления представителя Кадырова в СМИ и переписка адвоката со следствием "не являются доказательствами по делу".

Выслушав мнения сторон, Каринна Морозова постановила приобщить представленные Генри Резником документы к материалам уголовного дела. Тем самым судья удовлетворила ходатайство защиты Олега Орлова.

Далее Андрей Красненков сообщил, что из двух заявленных им ранее свидетелей обвинения по не известным ему причинам в суд явился только один. Этим свидетелем оказалась председатель РОО "По розыску без вести пропавших" Тамара Кагирова. Красненков ходатайствовал о ее допросе.

Когда судебный пристав пригласил Тамару Кагирову в зал, прокурор попросила свидетельницу рассказать все, что ей известно о высказываниях об ответственности за убийство Натальи Эстемировой Рамзана Кадырова. Тамара Кагирова ответила, что прочитала статью с таким содержанием "в Интернете".

"Кто автор статьи?" - задала следующий вопрос Татьяна Попова.

"Орлов, наверное...", - казалось, была не вполне уверена Тамара Кагирова.

Свидетельница призналась, что обвинение в адрес Кадырова ее удивило. Собственную же версию причин этого преступления - убийства Натальи Эстемировой - Тамара Кагирова выдвинуть затруднилась.

Председатель РОО "По розыску без вести пропавших" сообщила, что неоднократно присутствовала на встречах президента ЧР с правозащитниками. При этом Тамара Кагирова от Рамзана Кадырова "угроз никогда не слышала" - ни в адрес Натальи Эстемировой, ни в чей-либо еще. Убитая, по словам свидетельницы, на этих встречах "ничего не говорила", "быстро записывала и уходила". Между тем Рамзан Кадыров, общаясь с чеченскими правозащитниками, всегда их внимательно выслушивал и всячески демонстрировал свое благорасположение.

Высказываний президента ЧР, транслировавшихся по местному телевидению, о том, что сотрудники "Мемориала" - "враги народа, враги закона, враги государства", равно как и интервью Рамзана Кадырова радиостанции "Свобода", в котором он назвал Наталью Эстемирову "человеком без чести, достоинства и совести", Тамара Кагирова не видела и не слышала.

Проблемы безопасности правозащитников в Чечне не существует, также заявила свидетельница.

"Это небо и земля", - заметила Тамара Кагирова, сравнивая нынешнюю ситуацию в ЧР с той, которая была в этом регионе в 2003 году, когда был похищен (и так и не найден впоследствии) ее сын.

В свою очередь Генри Резник напомнил о правозащитнице Зареме Садулаевой и ее муже Алике Джабраилове, которые, как и Наталья Эстемирова, были убиты.

"По всей России людей убивают", - ответила на это Тамара Кагирова.

Примечательно, что, возглавляя организацию, которая занимается сбором информации о без вести пропавших, свидетельница ничего не слышала о похищениях людей в Чечне и их бессудных казнях в последние два года.

Когда Генри Резник спросил Тамару Кагирову об этих преступлениях, прокурор потребовала от судьи данный вопрос снять. По мнению обвинения, он "не имеет отношения к материалам дела".

Каринна Морозова вопрос оставила.

Впрочем, Тамара Кагирова не ответила ничего конкретного. Так, Олег Орлов и его защитник назвали целый ряд фамилий потерпевших, в том числе Зелимхана Хаджиева и Апти Зайналова. Но свидетельница сказала, что не знакома с данными делами (несмотря на то, что они, как подчеркнул Генри Резник, официально возбуждены соответствующими компетентными органами). Стоит напомнить, что расследованием именно этих дел накануне своей гибели занималась Наталья Эстемирова.

После того, как допрос Тамары Кагировой был завершен, Андрей Красненков заявил еще одно ходатайство - о назначении дополнительной экспертизы "подсудных" высказываний Олега Орлова. Представитель Рамзана Кадырова считает, что имеющейся в деле экспертизы, которая была проведена по назначению следствия, недостаточно.

Генри Резник назвал ходатайство Андрея Красненкова "немотивированным" и выступил за его отклонение. Если для того, чтобы понять, что же сказал Олег Орлов, эрудиции человека с высшим образованием недостаточно, а нужны специальные познания эксперта-лингвиста, то нет предмета для рассмотрения в суде. Так полагает Генри Резник.

Со своей стороны прокурор Татьяна Попова попросила суд предоставить ей время для того, чтобы подготовить свою позицию по заявленному ходатайству. В итоге судья объявила в заседании перерыв до 11 часов 14 октября.