Переверзин отказался лжесвидетельствовать. Судебный репортаж HRO.org

Во вторник, 31 августа 2010 года, на судебном процессе по второму уголовному делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в Хамовническом районном суде Москвы допрашивали Владимира Переверзина. Бывший директор кипрских компаний "Рутенхолд" и "Пронет" - не только важный свидетель защиты, но и, по версии Генпрокуратуры, член "организованной группы" Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Арестованный 16 декабря 2004 года Владимир Переверзин 5 марта 2007 года по решению Басманного райсуда Москвы получил 11 лет колонии строгого режима. Он был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 160 УК РФ ("присвоение вверенного имущества организованной группой в особо крупном размере") и ч. 3 ст. 174.1 УК РФ ("отмывание" денежных средств или иного имущества группой лиц").

Согласно приговору, нефть, добывавшаяся дочерними предприятиями "ЮКОСа" - "Юганскнефтегазом", "Самаранефтегазом" и "Томскнефтью ВНК", по заниженным ценам поставлялась компаниям "Фаргойл" и "Ратибор", зарегистрированным в зонах со льготным налогообложением в Мордовии и Эвенкии. Эти фирмы передавали сырье "Рутенхолд" и "Пронет", которые реализовывали нефть по рыночным ценам, выводя выручку в зарубежные офшоры.

Процесс в Басманном суде Москвы проходил в закрытом режиме. Приговор Владимиру Переверзину стал одним из самых жестких по экономическим обвинениям в рамках дела "ЮКОСа".

Сам Владимир Переверзин своей вины не признал. Его адвокат Алексей Дудник направил в Европейский Суд по правам человека жалобу на нарушение Россией ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод ("право на справедливое судебное разбирательство").

Осужденного этапировали в исправительную колонию (ИК) №6 в поселке Мелихово Ковровского района Владимирской области. 17 июня 2010 года он был переведен в колонию №5 общего режима во Владимире - после того, как Ковровский горсуд, приняв во внимание внесенные в апреле изменения в УК РФ (предельный срок наказания по ст. 174 был снижен с 15 до 10 лет), сократил Владимиру Переверзину наказание до восьми с половиной лет и изменил режим содержания.

Таким образом Владимир Переверзин уже отбыл половину срока получил право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении (УДО). Этим правом он сразу же и воспользовался. 29 июня Алексей Дудник подал в Октябрьский райсуд города Владимира ходатайство об УДО своего подзащитного.

По словам Алексея Дудника, Владимир Переверзин за три года в ИК-6 получил 15 поощрений и ни одного взыскания. Никаких замечаний к нему не было до последнего времени и у администрации ИК-5.

Однако уже на следующий день после подачи Владимиром Переверзиным и его защитником прошения об УДО администрация ИК-5 объявила заключенному взыскание, без снятия которого УДО не возможно. Якобы еще 17 июня, во время "санобработки" в душе, Владимир Переверзин нецензурно обругал другого осужденного, а на сделанное замечание не отреагировал и своей вины не признал.

В свою очередь Алексей Дудник убежден, что выговор его подзащитному был объявлен безосновательно и исключительно с целью оказать давление на важного свидетеля - непосредственного участника сделок по купле-продаже нефти - перед его допросом в Хамовническом суде. Владимиру Переверзину просто дали понять, что решение вопроса об УДО будет зависеть от его показаний на процессе по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Однако такой расчет обвинителей, если он имел место, не оправдался. Владимир Переверзин - доставленный в зал судебных заседаний милиционерами, пристегнутый наручниками к одному из них, похудевший, осунувшийся и побледневший - показаний против экс-главы "ЮКОСа" и бывшего руководителя МФО "МЕНАТЕП" не дал.

Как пояснил свидетель, компании "Рутенхолд" и "Пронет" занимались законной и публичной деятельностью, суть которой заключалась в покупке и перепродаже нефти и нефтепродуктов.

"Покупали нефть у различных компаний, но основная масса шла из "ЮКОСа", - рассказал суду Владимир Переверзин.

Интересно, что в числе компаний, с которыми заключались контракты, по сведениям Владимира Переверзина, не было "Юганскнефтегаза", "Самаранефтегаза" и "Томскнефти". Между тем, согласно обвинительному заключению, именно у этих нефтедобывающих предприятий Михаил Ходорковский и Платон Лебедев похитили всю нефть. О факте хищения подсудимыми нефти Владимиру Переверзину тоже ничего не известно.

Владимир Переверзин в своих показаниях особо подчеркнул, что работа "Рутенхолд" и "Пронет" неоднократно проверялась налоговыми органами и аудиторами, и никаких претензий по отчетности у них никогда не возникало.

"А вы сами распоряжались денежными средствами?" - спросил адвокат Платона Лебедева Алексей Мирошниченко.

"Я сам распоряжался только счетом "Руттенхолд" на хозяйственные расходы на Кипре. Я счетами не распоряжался вообще... Но это не помешало вкатать мне 174 статью! Человеку, который не распоряжался счетами вообще, который не сделал ни одного платежа!" - ответил Владимир Переверзин.

Также он сообщил, что никогда не получал и не исполнял просьбы, приказы и распоряжения Михаила Ходорковского, Платона Лебедева или других "юкосовцев", которые он мог бы расценить как незаконные. Более того, Владимир Переверзин, по его словам, вообще не был лично знаком с подсудимыми, а своим непосредственным начальником считал сначала финансового директора "ЮКОСа" Мишеля Сублена, а потом сменившего его на этой должности Брюса Мизамора.

"Организованной группы не было и быть не могло", - еще раз отметил свидетель.

Владимир Переверзин сделал громкое заявление о давлении, оказывавшемся на него дознавателями.

"Во время следствия на меня оказывалось давление сотрудниками прокуратуры. Мне предлагали оговорить Ходорковского с Лебедевым взамен на условный срок. Потому что невиновность моя была очевидна для прокуратуры. Поэтому они, прекрасно зная, что сажают невиновного человека, предлагали мне сказать, что я знаю Ходорковского и получал от него указания, что вся моя работа контролировалась…" - говорил Владимир Переверзин.

Но развить эту тему ему помешал прокурор Лахтин, который и до этого неоднократно вскакивал со стула и перебивал других участников судебного процесса. По мнению гособвинителя, тот факт, что свидетель попал под прессинг следствия, не имеет никакого отношения к предмету доказывания в суде.

Когда допрос Владимира Переверзина защитой закончился, Валерий Лахтин известил суд о том, что у стороны обвинения тоже есть вопросы к свидетелю и что ей требуется время для их подготовки. Однако по прошествии отведенного судьей часа прокурор неожиданно сменил свою позицию на диаметрально противоположную и заявил, что вопросов к осужденному у него и его коллег нет.

Покидал зал судебных заседаний Владимир Переверзин под аплодисменты многочисленной публики.