Страсбург снова напомнил, что экстрадиция в Узбекистан равносильна выдаче на пытки

29 июля 2010 г. Европейский Суд по правам человека вынес решение по делу № 54219/08 "Каримов против России". Суд установил, что в отношении заявителя были нарушены статьи 3, 5(1)(f), 5(4) и статья 13 во взаимосвязи со статьей 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод1.

Интересы заявителя представляли адвокат Роман Зильберман из г. Йошкар-Ола и эксперт по работе с беженцами из Центральной Азии Елена Рябинина.

Абдумуталлиб Каримов - случайный свидетель событий 13 мая 2005 г. в Андижане. Во время расстрела митинга правительственными войсками ему удалось выбраться из толпы и впоследствии бежать в Россию, спасаясь от преследований, которым власти страны подвергли множество свидетелей Андижанской бойни. 11 июня 2008 г. он был задержан в г. Йошкар-Оле в связи с тем, что узбекские власти объявили его в розыск по обвинениям в причастности к вооруженному восстанию.

В сентябре 2008 г. Генпрокуратура РФ, не дожидаясь результата рассмотрения ходатайства Каримова о предоставлении ему статуса беженца, вынесла постановление о его выдаче. Жалобы на решение об экстрадиции были отклонены, и 23 декабря 2008 г., после оглашения кассационного определения Верховного Суда РФ, оно вступило в силу. При этом, были проигнорированы все доводы защиты как о серьезной угрозе применения пыток к Каримову в случае его возвращения в Узбекистан, так и о том, что УВКБ ООН признало его нуждающимся в международной защите, а Страсбург приостановил его выдачу в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда.

В вынесенном 29 июля решении по делу Каримова "Суд усматривает, что он был обвинен в целом ряде политически мотивированных преступлений. Учитывая, что в отношении заявителя был выдан ордер на арест, он, судя по всему, будет заключен под стражу прямо после экстрадиции, и следовательно, столкнется с серьезным риском плохого обращения. Суд также принимает во внимание полученную от российского Представительства УВКБ ООН информацию, подтверждающую опасения заявителя о риске подвергнуться в Узбекистане плохому обращению в случае экстрадиции". В связи с этим, Суд установил, что принудительное возвращение Каримова в Узбекистан повлечет нарушение ст. 3 Конвенции, т.к. он столкнется с серьезным риском подвергнуться пыткам или бесчеловечному и унижающему достоинство обращению. Суд также признал, что во время 12-месячного содержания заявителя под стражей нарушалось его право на судебный контроль за законностью лишения его свободы (ст. 5(4) Конвенции), т.к. кассационные жалобы на постановления о продлении срока применения этой меры пресечения рассматривались с большой задержкой.

Кроме того, Судом установлено нарушение российскими властями требования о законности любого лишения свободы (ст. 5(1)(f) Конвенции), поскольку в течение 3 дней Каримов содержался под стражей вообще без судебного решения

И, наконец, Европейский Суд пришел к выводу о том, что в данном деле имело место нарушение ст. 13 Конвенции, т.к. заявителю не было предоставлено эффективных и доступных средств правовой защиты в отношении его жалобы по ст. 3 Конвенции.

Суд постановил выплатить заявителю компенсацию в размере 13 000 евро за моральный ущерб и 9 000 евро за судебные издержки.

 


 

Об авторе: Елена Рябинина,
руководитель программы "Право на убежище" Института прав человека
Тел. для справок: +7-903-197-04-34

 


 

  • Ст. 3: Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию. Ст. 5(1)(f): Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом: (f): законное задержание или заключение под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого предпринимаются меры по его высылке или выдаче. Ст. 5(4): Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным. Ст. 13: Каждый, чьи права и свободы, признанные в Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.