Украинский Совет по делам беженцев обеспокоен задержаниями искателей убежища из Узбекистана

Украинский Совет по делам беженцев глубоко обеспокоен сообщениями о серии задержаний украинскими правоохранительными органами искателей убежища из Республики Узбекистан. По имеющейся информации, причиной задержаний является объявление властями Узбекистана этих людей в розыск, а целью - начало в отношении них процедуры экстрадиции.

Украинский Совет по делам беженцев подчеркивает, что выдача человека в страну, где ему угрожают пытки и другие формы жесткого, бесчеловечного и унизительного обращения, нарушает его права и обязательства, взятые на себя Украиной, нормы национального законодательства и международного права. Кроме того, мы напоминаем, что на время нахождения в процедуре получения статуса беженца, эти люди пользуются защитой от выдачи или выдворения с территории Украины, где они попросили о предоставлении убежища, в страну происхождения.

По сообщениям, полученными Украинским Советом по делам беженцев (УСБ), 15 июня 2010 года в Киевской области сотрудники правоохранительных органов задержали искателя убежища из республики Узбекистан Умида Хамроева. Позднее он был заключен на 40 дней из-за того, что г-н Хамроев объявлен в розыск властями Узбекистана. 29 июня, в другом населенном пункте Киевской области, у себя дома был задержан Косим Дадаханов, также являющийся искателем убежища. Причиной задержания, опять-таки, стало то, что узбекские силовые структуры объявили его в розыск. 1 июля двое людей, представившихся сотрудниками органов внутренних дел, пришли домой к искателю убежища из Узбекистана Алишеру Хидирову. Не найдя его дома, они в грубой форме предупредили семью г-на Хидирова, что все равно установят его местонахождение. 2 июля в г. Киев, в помещении Отдела гражданства, иммиграции и регистрации физических лиц Киевской области, вследствие розыска властями Узбекистана, был задержан искатель убежища из Узбекистана Шодилбек Соибжонов. Позднее, после вручения повестки для явки в городское Управление внутренних дел, он был освобожден, - однако 6 июля г-н Соибжонов был всё-таки взят под стражу.

Такое количество задержаний, совершенных в столь короткие сроки в отношении людей, разыскиваемых властями Узбекистана, вызывает опасения, что и другие узбекские искатели убежища находятся в опасности.

Все вышеупомянутые искатели убежища объявлены в розыск Республикой Узбекистан, в частности, по статьям Уголовного Кодекса РУз, которые обычно применяются в отношении основных репрессированных групп в этой стране - политической оппозиции и участников мусульманских общин, не контролируемых государственной властью (среди этих статей - ст. 159 УК РУз "Посягательство на конституционный строй Республики Узбекистан", ст. 244-1 УК РУз "Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и порядку", ст. 244-2 УК РУз "Создание, руководство, участие в религиозных сепаратистских, фундаменталистских или других запрещенных организациях"). Прибыв в Украину в разное время, упомянутые люди никогда не скрывали фактов преследования их узбекскими властями, и сами из-за этого обратились к Украине с просьбой о предоставлении им статуса беженца. Никто из них не скрывал места своего проживания. Ни один из них не прошел все этапы процедуры получения статуса беженца (вместе с реализацией права на обжалование отказа в предоставлении этого статуса).

Исходя из описанного выше, Украинский Совет по делам беженцев подчеркивает следующее:

  • выдача беженцев и искателей убежища в страну происхождения, где им угрожают преследования - refoulement - представляла бы собой вопиющее нарушение норм международного права и обязательств, взятых на себя Украиной, подписавшей и ратифицировавшей, в частности, Конвенцию ООН о статусе беженцев 1951 г. и Протокол к ней 1967 г.;
  • искатели убежища, которые обратились к Украине с просьбой о предоставлении статуса беженца, но не прошли полной процедуры получения этого статуса (вместе с реализацией права на обжалование отказа в предоставлении статуса беженца) пользуются защитой от выдачи или выдворения в страну, где существует угроза их жизни или свободе, а их выдача нарушает принцип невыдачи - non-refoulement;
  • выдача людей в страну, где существует серьезная угроза применения к ним пыток или других форм бесчеловечного, унизительного или жестокого обращения, противоречит международным обязательствам Украины, принятыми ей, в частности, в соответствии с Конвенцией ООН против пыток (ст. 3) и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (ст. 3). Широкомасштабное применение пыток в Узбекистане, особенно - в отношении лиц, обвиняемых в антиправительственной или неразрешенной религиозной деятельности, подтверждено рядом наблюдателей, от Комитета ООН против пыток до международных правозащитных организаций "Amnesty International" и "Human Rights Watch". К такому же выводу пришел Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ), решения которого являются источником права для Украины. В частности, в соответствии с решениями ЕСПЧ в делах "Исмоилов и другие против России" (2008 г.), "Муминов против России" (2008 г.), "Гараев против Азербайджана" (2010 г.) - суд прямо указал, что, вследствие угрозы применения пыток, экстрадиция в Узбекистан является нарушением ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод ("Запрет пыток")1 .

В соответствии с описанным выше, Украинский Совет по делам беженцев подчеркивает недопустимость экстрадиции искателей убежища в Узбекистан, так как она является нарушением правовых норм.

УСБ призывает:

  • обеспечить всем искателям убежища доступ к справедливой и прозрачной процедуре рассмотрения их просьб о получении статуса беженца, включая доступ к обжалованию в суде решений субъектов властных полномочий;
  • воздерживаться от любых недобровольных передач искателей убежища из Узбекистана в страну их происхождения до момента исчерпания национальных процедур по получению статуса беженца в Украине;
  • при принятии решений по экстрадиционным запросам из Республики Узбекистан учитывать сообщения о массовых нарушениях прав человека в этой стране, в том числе и права на свободу от пыток и жестокого обращения.

 


1Так, в деле "Исмоилов и другие против России", Суд постановил, что "дурное обращение с лицами, содержащимися под стражей, является распространенной и устойчивой проблемой в Узбекистане", а "специальный докладчик ООН по пыткам описал практику пыток, применяемую в отношении лиц, содержащихся под стражей в полиции, как "систематическую"". В деле "Гараев против Азербайджана" Суд, в том числе, заявил, что из Узбекистана приходят "многочисленные, строго проверенные сообщения про пытки, ежедневные избиения и применение силы со стороны узбекских правоохранительных органов в отношении подозреваемых в совершении уголовного преступления или заключенных с целью получения признаний".

 


    Украинский Совет по делам беженцев - неформальное объединение украинских гражданских организаций и благотворительных фондов, которые работают в сфере защиты прав и интересов беженцев и искателей убежища. Члены Совета: БФ "Рокада" (г. Киев), БФ "Донецкий фонд социальной защиты и милосердия", Международная гражданская организация "Международное движение "Международная Амнистия в Украине", БФ "Сочувствие" (г. Одесса), Международный благотворительный фонд охраны здоровья и окружающей среды "Регион Карпат" (NEEKA), Фонд натурализации прав и прав человека "Содействие" (г. Симферополь), ГО "Винницкая правозащитная группа", Юридически-консультационный центр профсоюза "Солидарность" "Права человека не имеют границ" (г. Львов), ГО "Южноукраинский центр молодых юристов" (г. Одесса), БФ "Каритас-Caritas", ГО Центр "Социальное действие" (г. Киев), ХОБФ "Социальная служба помощи" (г. Харьков).

    Максим Буткевич +380-50-334-8780 [email protected], [email protected]

    Евгения Мелеш +380-312-664829 [email protected]