Дело Анастасии Денисовой: следствие запуталось

Гособвинитель лично отозвал дело Анастасии Денисовой, признав существенные нарушения. Следствие запуталось в датах, улицах, экспертах и даже не установило настоящих собственников и пользователей изъятых системных блоков и ноутбука.

 

  

Сегодня в Ленинском районном суде Краснодара государственный обвинитель обратилась к судье Герману Лоншакову с ходатайством о возвращении дела лидера правозащитной организации "ЭТнИКА", члена Координационного совета Международного Молодежного правозащитного движения Анастасии Денисовой в прокуратуру ввиду допущенных существенных нарушений при составлении обвинительного заключения. Судья эту просьбу удовлетворил и своим решением отправил дело обратно прокурорам. На этом еще 22 марта настаивала представитель Денисовой, адвокат Марина Дубровина, однако понадобилось четыре заседания в рамках предварительных слушаний, чтобы прокуроры сами признали явные нарушения закона.

Представляющая по инициативе Межрегиональной правозащитной Ассоциации "АГОРА" интересы руководителя "ЭТнИКи" адвокат Марина Дубровина неоднократно заявляла не только о сомнительности выводов экспертов, на основе которых было построено все обвинение, но и об неустановлении места, времени вменяемого правозащитнице "совершения преступления", а также реальных собственников и пользователей изъятых трех системных блоков и ноутбука. В частности, в одних документах милицейский следователь утверждает, что компьютеры были изъяты на улице Ленина, в других - Фрунзе (в одном месте номера разных домов вообще поставлены через "слэш"), в одних материалах фигурирует одна дата "совершения преступления", в остальных - иная.

Во время обыска в квартире Денисовой фотожурналист Юрий Иващенко сразу же заявил, что ноутбук, который осматривали милиционеры, принадлежит ему и представил документы о покупке его в специализированном магазине. "Следствие элементарно даже не пыталось его допросить по этим обстоятельствам и не приобщило документы к материалам дела, - отмечает адвокат, правовой аналитик Ассоциации АГОРА Рамиль Ахметгалиев. - Что касается проведенной "экспертизы", установлено, что уже после обыска имел место несанкционированный доступ к изъятым компьютерам. Следователь утверждает, что назначил экспертизу одному эксперту и закрашивает в своем постановлении первоначально указанную фамилию, а руководитель организации, где проводилась в итоге экспертиза, рассказывает об обратном. Методика проведения самой экспертизы впечатляет - эксперт сравнивал программные ключи из изъятых системных блоков и ноутбука фотожурналиста, как он утверждает, с "информацией, имеющейся в интернете". Если находил ключ в интернете, делал заключение, что программа установлена нелицензионная. Программисты и многие обычные пользователи поймут, мягко говоря, крайнюю сомнительность такого подхода". Сама Денисова в качестве показательного примера обращает внимание на выдержки из заключения эксперта: "Его "методика" позволила признать нелицензионной предустановленную изготовителем ноутбука программу при наличии на дне корпуса наклейки - сертификата подлинности".

Направляя дело в суд, следствие настаивало на том, что Анастасия Денисова "нарушила авторские права и незаконно использовала объекты авторских прав - программное обеспечение для персонального компьютера", а также "использовала вредоносные программы для ЭВМ". Лидер "ЭТнИКи" вину не признала и связала уголовное преследование со своей профессиональной деятельностью.

Интересно, что, предъявив Денисовой постановление о привлечении в качестве обвиняемой, следователь выдал подписки о невыезде и неразглашении данных предварительного следствия. Последним документом следователь выразил свою обеспокоенность распространением в российских СМИ информации о ситуации вокруг правозащитницы. Правовые аналитики Ассоциации АГОРА отмечают, что это незаконная попытка следствия лишить руководителя "ЭТнИКИ" права на защиту с помощью обеспечения гласности уголовного преследования. Конституционный суд России неоднократно давал однозначные разъяснения, указывающие, что органы следствия не вправе отбирать подписку о неразглашении данных следствия у обвиняемых. Суд указал, что нормы, устанавливающие недопустимость разглашения данных предварительного расследования, подлежат применению в системном единстве с уголовно-процессуальными нормами, определяющими правовой статус различных участников уголовного судопроизводства, в том числе обвиняемого. Уголовно-процессуальный кодекс не предполагает возложение на обвиняемого обязанности давать подписку о неразглашении данных предварительного расследования и последующее привлечение к уголовной ответственности за их разглашение.

Напомним, 11 января 2010 года милиционеры провели обыск в квартире, в которой в Краснодаре проживает Анастасия Денисова. Днем с хозяйкой квартиры и понятыми пришли сотрудники милиции, предъявили постановление суда от 6 января о проведении обыска. Хозяйке они объяснили, что проходит "спецоперация по установлению соответствия проживающих и прописанных лиц в связи с террористической угрозой". Денисовой правоохранители заявили, что ищут нелицензионные программы. В результате обыска, который продлился более трех часов, милиционеры изъяли находившиеся в квартире ноутбук, внешний жесткий диск и флеш-карту.

Первый обыск прошел в октябре 2009 года в помещении, арендуемом Анастасией Денисовой. Тогда милиционеры также искали контрафактные программы.