МВД: коренная реформа или косметический ремонт?

19 марта 2010 года на совместном заседании Комиссии Общественной палаты РФ и Совета по правам человека при президенте РФ в деловом центре "Александр Хаус" правозащитники представили свой вариант реформы МВД.

Напомню, что в декабре 2009 года президент Дмитрий Медведев подписал указ о реформе МВД. Он, в частности, предполагает сокращение к 1 января 2012 года личного состава на 20 процентов, а также повышение требований к кандидатам на службу в милиции. Контроль за реформой Дмитрий Медведев поручил министру внутренних дел России Рашиду Нургалиеву.

Рабочая группа правозащитных организаций по стратегии взаимодействия с органами внутренних дел и содействию реформированию МВД была создана осенью 2008 года. Предлагаемая концепция реформы была подготовлена членами рабочей группы по реформе в январе-марте 2010 года, обсуждена и принята 18 марта 2010 года.

В работе над текстом проекта участвовали представители Фонда "Общественный вердикт", Межрегиональной ассоциации "Агора", Межрегионального общественного центра "Судебно-правовая реформа", Центра гражданского образования и прав человека, Красноярского комитета по защите прав человека, Союза "Женщины Дона".

Милицию предлагается разделить на федеральную полицию и муниципальную милицию. В сферу внимания федеральной полиции отойдут тяжкие преступления, а муниципальная милиция займется охраной порядка и профилактикой правонарушений. Это разделение должно обеспечить независимость в текущем управлении, определении приоритетов, выбора методов деятельности, распоряжении ресурсами как муниципальной милиции, так и федеральной. Такая независимость особо необходима для эффективной реализации задач по профилактике преступлений и правонарушений и поддержания общественного порядка.

В федеральной полиции предлагается создать пять департаментов - административный, собственной безопасности, уголовный розыск, защиты свидетелей и аналитический центр. В муниципальной милиции - структуры профилактической работы, дежурной части, участковых уполномоченных, госинспекции по безопасности дорожного движения. Шеф муниципальной милиции должен избираться в рамках альтернативных выборов в соответствующем муниципальном образовании из числа гражданских лиц.

В реформе милиции необходимо отталкиваться от того, как понимается ее роль в современном российском обществе. Правозащитники предлагают отказаться от существующей концепции борьбы с преступностью, которая не соответствует ни современному научному знанию, ни запросам общества.

Стоящая сейчас перед милицией задача искоренения преступности недостижима, а попытки ее решения не только не дают позитивного результата, но и приводят к негативным последствиям в виде избыточного применения репрессивных мер. От такой постановки задачи следует отказаться в пользу более современных подходов, формулирующих в качестве основных задач правоохранительных органов минимизацию негативных последствий от преступности, а также создание и поддержание безопасной социальной среды.

Авторы проекта реформы также предлагают вывести из ведения милиции такие учреждения и не свойственные ей функции, как медицинские вытрезвители, приемники-распределители для лиц, задержанных за бродяжничество и попрошайничество, контроль, надзор и оказание государственных услуг в сфере миграции, психологическая служба, вневедомственная охрана и охрана дипломатических представительств, лицензирование ЧОП и защита прав потребителей.

Деятельность милиции должна быть прозрачной и доступной для общественного контроля.

На заседание в "Александр Хаус", которое вел член Общественной палаты Анатолий Кучерена, были приглашены участники рабочей группы правозащитных НПО, представители силовых структур и иностранные эксперты.

Председатель Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Элла Памфилова отметила, что нельзя ограничиваться только реформой МВД.

"Надо говорить о качественном изменении всей правоохранительной системы. Без реформы ФСБ, прокуратуры, становления независимых судов нереально добиться реформы МВД", - заявила Элла Памфилова.

Кроме того, по ее мнению, "реформу МВД нельзя провести внутри ведомства, должны быть привлечены все внешние силы, включая общественность и экспертов".

Недостаточным Элла Памфилова назвала внимание, уделяемое кадровой политике. Из милиции должны уйти недостойные люди, однако надо избежать крайностей и не "вымыть" костяк профессионалов.

Директор Института прав человека и член Совета по развитию институтов гражданского общества и правам человека при президенте РФ Валентин Гефтер обозначил принципы, на которых должна строиться работа "идеальной" милиции. В числе этих принципов он назвал децентрализацию и регионализацию, демилитаризацию.

"Речь идет не о том, чтобы заменить полковников на комиссаров. Необходимо уйти от армейской модели, ввести понятие заведомо преступного приказа", - пояснил правозащитник свое понимание демилитаризации МВД.

 

Фото Веры Васильевой, HRO.org

Также, считает Валентин Гефтер, очень важны принципы открытости (подотчетности обществу), аполитичности и разрыва с прошлым, в котором милиция воспринималась как репрессивный орган.

Вслед за Эллой Памфиловой директор Фонда "Общественный вердикт" Наталья Таубина высказала суждение, что "основной характеристикой процесса реформирования должен быть его вневедомственный подход. Планирование, ответственность и реализация процесса реформирования должны осуществляться более широким фронтом". При этом "процесс реформирования МВД нужно вписывать в другие реформы". Также необходимы прозрачность и публичность процесса - "тем большую степень доверия со стороны общества мы можем получить", - отметила правозащитница.

Еще один важный принцип, на который указала Наталья Таубина - конечность реформы. Он предполагает установленную поэтапность реформы с указанием сроков и ожидаемых результатов.

В конечном же результате, подчеркнула Наталья Таубина, "министерство должно работать на интересы общества".

В ходе реформирования российской милиции, по мнению директора Фонда "Общественный вердикт", необходимо учитывать как позитивный, так и негативный опыт других стран.

Председатель Комитета "За гражданские права" Андрей Бабушкин, в частности, обозначил опасности той модели сокращения личного состава, которая прописана в указе президента.

"Критериев сокращения нет. С моей точки зрения, механическое сокращение - это совершенно нелепая и опасная вещь", - убежден он.

Исполнительный директор движения "За права человека" Лев Пономарев подверг еще более жесткой критике вариант реформы, предусмотренный президентским указом.

"Существующее руководство милиции не в состоянии проводить реформу, которая нужна обществу. Весь документ направлен на то, чтобы милиция защищала себя от общества. Нужны новые люди, которые публично заявили свою позицию, они должны возглавлять реформу. При старом руководстве из милиции уйдут лучшие люди", - заявил Лев Пономарев.

Правозащитник также считает, что департамент собственной безопасности МВД должен быть выделен в отдельное ведомство, а Центр по борьбе с экстремизмом (центр "Э"), выполняющий сейчас, по мнению Льва Пономарева, функции политического сыска, "в том виде, в котором он существует, должен прекратить свое существование".

Зарубежным опытом, о котором говорила Наталья Таубина, поделилась руководитель программы "Полиция и права человека" в нидерландской секции "Международной Амнистии", автор книги "Принципы деятельности полиции" Аннеке Оссе. Она обратила внимание на то, что в указе Дмитрия Медведева не сформулирована цель реформы. Таковой, убеждена Аннеке Оссе, должна быть защита прав гражданина. Для ее достижения придется также реформировать и другие государственные структуры, причем все эти процессы должны быть прозрачными.

"Иначе это будет не реформа, а ремонт", - заявила Аннеке Оссе.

Самое же неразумное, полагает Аннеке Оссе, было поручать реформу МВД самому МВД. Полиция во всем мире не стремится к тому, чтобы меняться, отметила она.

О том, что контроль за реформой МВД нельзя было поручать самому ведомству, сказал и депутат Госдумы от партии "Справедливая Россия" Геннадий Гудков. По его словам, в нашей стране полностью отсутствует парламентский контроль, который распространен в мире. "У нас также отсутствуют механизмы гражданского контроля, серьезный перекос в области медийного контроля", - подчеркнул парламентарий.

Однако депутат от партии "Единая Россия" Владимир Васильев встал на защиту милиции от критики со стороны общества. Он сравнил осуждение сотрудников "органов" с "поркой мальчика". "Если пороть мальчика каждый день, то он не вырастет", - сказал Владимир Васильев.

По мнению народного избранника, население России представляет из себя "опасный контингент, склонный к правонарушениям".

Между тем главный инспектор МВД Михаил Слизков заверил, что его ведомство готово изучать все поступающие от общественников предложения по реформированию "органов". "Без участия общественности и правовых институтов решать проблему реформирования мы не в силах. Министерство само себя не реформирует", - признал он.

В свою очередь старший прокурор правового управления Генпрокуратуры РФ Владимир Абрамов считает, что реформа МВД зайдет в тупик без принятия закона о правовой службе.

"Необходимо срочно принять закон о правовой службе, который уже обсуждается не первый год, но до сих пор так и не внесен на рассмотрение в Госдуму. Все упирается в финансирование социальной части законопроекта", - отметил прокурор.

Он также указал на серьезные кадровые проблемы в милиции, "кадровую текучку". В российской прокуратуре, в отличие от МВД, по словам Владимира Абрамова, такой проблемы не существует.

Под занавес заседания слово снова взяла Элла Памфилова. Она сообщила, что по итогам обсуждения будет вынесено предложение "о создании межведомственной рабочей группы при президенте или при правительстве РФ, в которую обязательно были бы включены, помимо представителей ведомств, независимые эксперты, в том числе от профсоюзов и правозащитных организаций".

По завершении мероприятия один из его иностранных участников - адвокат из Болгарии Йонко Грозев согласился рассказать корреспонденту HRO.org о своем видении реформы российской милиции.

"Иностранцу, конечно, очень трудно четко сказать, что нужно сделать. Но исходя из дискуссии, которую я наблюдал, мне кажется, что можно провести много параллелей между тем, что происходило в Болгарии с точки зрения реформы полиции, и тем, что происходит в российской милиции. У нас очень похожи история, институциональная культура", - поделился своими впечатлениями Йонко Грозев.

По мнению эксперта, прежде всего при реформировании МВД следует обеспечить обществу доступ к информации о том, "как работает министерство внутренних дел, какие деньги из бюджета на какую деятельность уходят. Необходимо сравнивать эффективность деятельности милиции в разных регионах и на этой основе делать анализ эффективности и принимать управленческие меры".

Второй немаловажный залог успеха милицейской реформы, на который указал Йонко Грозев - введение независимого мониторинга реального состояния преступности.

"Очень часто у милиции есть свой интерес картину преступности представить по-другому. Поэтому необходимы статистические, социологические исследования, которые дают нам реальную информацию. Если люди пришли в милицию, чтобы зарегистрировать преступление, а милиция этого не сделала, то это очень важная информация, чтобы измерить реальную ситуацию с преступностью и эффективность деятельности милиции. Очень важно, чтобы был независимый, эффективный контроль по отношению к эффективности деятельности милиции", - убежден Йонко Грозев.

И наконец третьим ключевым условием эксперт назвал осуществление независимого мониторинга соблюдения прав человека:

"Если были жалобы на действия сотрудников милиции, то они должны рассматриваться независимо. Независимые расследования случаев коррупции, избиения людей. Если это не делается независимым органом, то не будет ни доверия общественности, ни реальных санкций за злоупотребления".

Йонко Грозев сообщил, что в Болгарии правозащитники ввели практику независимого мониторинга полицейских участков. В ходе такого мониторинга представители правозащитных организаций беседуют с задержанными. Эти меры оказались весьма эффективными не только с точки зрения доверия общественности, но и с точки зрения управления полицейскими участками. Оказалось, что зачастую руководители сами не знали, что происходит на вверенных им полицейских участках.