Руководителю правозащитной организации предъявлено обвинение в использовании нелицензионных программ

В Краснодаре лидер правозащитной организации "ЭТнИКА", член Координационного совета Международного Молодежного правозащитного движения Анастасия Денисова "привлечена в качестве обвиняемого в совершении умышленного тяжкого преступления".

Соответствующее постановление вынес старший следователь Западного округа УВД Краснодара Павел Игнатенко. Он считает, что Денисова "нарушила авторские права и незаконно использовала объекты авторских прав - программное обеспечение для персонального компьютера", а также "использовала вредоносные программы для ЭВМ" (часть 3 пункт "г" статьи 146 и часть 1 статьи 273 Уголовного кодекса России). Речь идет о якобы контрафактных программах корпораций Microsoft и Corel на общую сумму 110 тысяч 492 рубля 08 копеек. Об этом в Межрегиональную правозащитную Ассоциацию "Агора" сообщила адвокат Марина Дубровина, по инициативе правозащитников представляющая интересы Анастасии Денисовой. Сама гражданская активистка связывает уголовное преследование со своей профессиональной деятельностью.

Предъявив Денисовой постановление о привлечении в качестве обвиняемой, следователь выдал подписки о невыезде и неразглашении данных предварительного следствия. Последним документом следователь выразил свою обеспокоенность распространением в российских СМИ информации о ситуации вокруг правозащитницы. Правовые аналитики отмечают, что это незаконная попытка следствия лишить руководителя "ЭТнИКИ" права на защиту с помощью обеспечения гласности уголовного преследования. Конституционный суд России неоднократно давал однозначные разъяснения, указывающие, что органы следствия не вправе отбирать подписку о неразглашении данных следствия у обвиняемых. Суд указал, что нормы, устанавливающие недопустимость разглашения данных предварительного расследования, подлежат применению в системном единстве с уголовно-процессуальными нормами, определяющими правовой статус различных участников уголовного судопроизводства, в том числе обвиняемого.

Уголовно-процессуальный кодекс не предполагает возложение на обвиняемого обязанности давать подписку о неразглашении данных предварительного расследования и последующее привлечение к уголовной ответственности за их разглашение.

Напомним, 11 января 2010 года милиционеры провели обыск в квартире, в которой в Краснодаре проживает Анастасия Денисова. Днем с хозяйкой квартиры и понятыми пришли сотрудники милиции, предъявили постановление суда от 6 января о проведении обыска. Хозяйке они объяснили, что проходит "спецоперация по установлению соответствия проживающих и прописанных лиц в связи с террористической угрозой". Денисовой правоохранители заявили, что ищут нелицензионные программы. В результате обыска, который продлился более трех часов, милиционеры изъяли находившиеся в квартире ноутбук, внешний жесткий диск и флеш-карту.

Первый обыск прошел в октябре 2009 года в помещении, арендуемом Анастасией Денисовой. Тогда милиционеры также искали контрафактные программы.

- Уголовное преследование в отношении меня и все действия силовиков в последние месяцы я связываю с общественной деятельностью: с правовым просвещением иностранных студентов, "мониторингом безгражданства" этнических групп в крае и моей работой по Грузино-Российскому Гражданскому Диалогу, - уверена Анастасия Денисова. - Считаю, что есть конкретный заказ на то, чтобы наша организация перестала существовать. Сейчас же можно говорить не только о намерении закрыть организацию, но и о попытке лишения меня свободы. В России известны случаи, когда так называемые "дела о контрафакте" использовались силовиками для подавления гражданских активистов и журналистов, в частности, в Волгограде, Самаре, Нижнем Новгороде. Известны также случаи, когда сотрудники милиции производили манипуляции с уже изъятыми системными блоками.