Памяти Григория Яковлевича Бакланова

Григорий Яковлевич Бакланов. Фото РИА НовостиНа 87-м году жизни в Москве скончался замечательный русский писатель, участник Великой Отечественной войны, бывший главный редактор журнала "Знамя", один из первых членов общества "Мемориал" Григорий Яковлевич Бакланов.

 

 

С его именем связаны целые две литературные эпохи - русская советская литература 1950-70-х годов и литература периода "перестройки" 1980-х - начала 90-х годов, когда он руководил, пожалуй, лучшим в то время журналом "Знамя" – пишет в "Российской газете" Павел Басинский.

Григорий Бакланов (Фридман) родился 11 сентября 1923 года в Воронеже. Рано осиротел, жил с братом в семье родственников.

После окончания девятого класса Григорий Бакланов пошел учиться в авиатехникум. Когда началась Великая Отечественная война, он работал слесарем на 18 м авиационном заводе, выпускавшем штурмовики Ил 2. Чтобы попасть в военное училище, Бакланов экстерном сдал экзамены за десятилетку, но, воспользовавшись случаем, вступил добровольцем в артиллерийский полк.

Воевал он на Северо Западном фронте; после окончания 2 го Ленинградского артиллерийского училища попал на Юго Западный (позже 3 й Украинский) фронт. В октябре 1943 года в боях за Запорожье Бакланов был тяжело ранен, но через полгода вернулся в свой полк и с боями прошел Молдавию, воевал в Венгрии, в районе озера Балатон, штурмовал Будапешт и Вену. Был тяжело ранен. Войну лейтенант артиллерийской разведки Григорий Бакланов закончил в Австрии.

После войны учился в Литературном институте им. Горького, печататься начал в 1950-е годы.

 

Григорий Яковлевич Бакланов

После появления повестей "Девять дней" (другое название "Южнее главного удара", 1958), "Пядь земли" (1959) и "Мертвые сраму не имут" (1961) Григорий Бакланов сразу же стал одним из самых ярких представителей "лейтенантской прозы", вышедшей из "Окопов Сталинграда" Виктора Некрасова. Это были писатели, которые пошли на фронт буквально со школьной скамьи и, по словам А.Т. Твардовского, "выше лейтенантов не поднимались".

Жестокая и беспощадная "окопная правда" в прозе Бакланова всегда соединялась с лучшими традициями "ремаркизма". Она была не просто правдива, но интеллектуально глубока, решала "экзистенциальные" темы и проблемы.

В романе "Июль 41 года" (1964) Григорий Бакланов одним из первых поднял опасный вопрос об ответственности Сталина за поражения Красной Армии в начале войны.

Вновь он заявил о себе как писатель-фронтовик повестью "Навеки - девятнадцатилетние" (1979), посвященной судьбам молодых ребят - вчерашних школьников, - попавших на фронт. Эта повесть была отмечена Государственной премией СССР.

С 1986 по 1993 год Григорий Бакланов работал главным редактором журнала "Знамя". В прошлом весьма официозный журнал под его руководством сразу оказался в авангарде новой литературной и общественной ситуации. По этому журналу следили за тем, как уходит старая советская литература и зарождается новый литературный процесс. Именно здесь были напечатаны ключевые произведения эпохи "перестройки" - среди них повесть Анатолия Приставкина "Ночевала тучка золотая...", написанная "в стол" еще в "застойные" времена. Наверное, ни один журнал в то время не вызывал таких бурных споров, как "Знамя". Здесь печаталась "возвращенная" русская литература - запрещенные в СССР произведения Ахматовой, Гумилева, Булгакова и других классиков ХХ века.

Григорий Бакланов в эфире Радио Свобода:

"Ведь у нас не принято до конца говорить правду. Вот Хрущев разоблачил Сталина, а потом пошло все обратно, при Брежневе опять шло возвеличивание Сталина, при Андропове - уж и говорить нечего. Люди жили в атмосфере, где звучало имя Сталина, все победы приписывались ему, все гениальные открытия - ему, в том числе и в языкознании. Это был бог, причем за этим следил очень сильный пропагандистский аппарат.

Я вам скажу простую вещь. Кто нанес большие потери нашему генералитету - Гитлер или Сталин? Молодежь, может быть, удивится - Сталин, а не Гитлер. За всю войну погибли два генерала армии, один из них - Ватутин. Сталин из пяти маршалов перед войной расстрелял троих и произвел в маршалы бездарнейших людей. Остались, конечно, Буденный, Ворошилов, здесь говорить нечего. Кулика он произвел в маршалы, который заявил, что автоматы - это оружие полиции. И началась война: немцы - вооруженные автоматами, а мы - винтовочками образца 1891-1930 года.

Сталин подорвал генофонд нации. 27,5 миллиона человек погибли на фронтах, и погибли в первую очередь по его вине. Почему по его вине? Да потому, что, начиная с 1937 года, уничтожался весь мозг армии. Дивизиями командовали командиры рот в 1939 году, все выше были посажены. Мы начали войну совершенно не подготовленными стратегически. Он до последнего дня боялся, что немцы начнут войну, и только 21 декабря в ночь дан был приказ отбросить противника, если перейдет границу, но самим границу не переходить. Где-то к началу войны он, видимо, начал понимать, что он совершил и что грозит".

 

 

Григорий Яковлевич Бакланов. Фото РИА Новости