Процесс Ходорковского–Лебедева: не о чем свидетельствовать?

В Хамовническом районном суде продолжаются допросы свидетелей обвинения по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Как это происходит и о чем идет речь – судите сами.

 

 

11 декабря 2009 года прокурор Валерий Лахтин допросил еще двух человек, но не об обстоятельствах дела, а о личности эксперта, чье заключение находится в одном из томов. Это вызвало критику у судьи Виктора Данилкина. После обеденного перерыва гособвинители заявили ходатайство, в котором попросили судью признать недопустимыми доказательствами показания свидетеля, чей допрос еще только должен состояться.

Всю первую половину рабочего дня прокурор Лахтин трудился в одиночку. Его коллеги Гюльчехра Ибрагимова, Валентина Ковалихина и Дмитрий Шохин отсутствовали.

Первым Валерий Лахтин вызвал Олега Гайденко – главного эксперта ООО "Инком-Недвижимость". Этот свой допрос (как, впрочем, и последующий) прокурор стал выстраивать вокруг одного из имеющихся в деле документов – "заключения о соответствии стоимости имущества (сырой товарной нефти), реализуемого дочерними обществами ЮКОС основному обществу ЮКОС, рыночной стоимости".

Это заключение играет важную роль. Прокуроры утверждают, будто компания "ЮКОС" приобретала нефть по заниженным ценам, тем самым нанося ущерб своим "дочкам". Но данный документ свидетельствует об обратном – что цены соответствовали рыночным. И теперь гособвинению были бы весьма кстати свидетели, которые сказали бы о некомпетентности и (или) недобросовестности экспертов.

Тот факт, что заключение датировано 1997 годом, а Ходорковскому и Лебедеву вменяются деяния за 1998 – 2003 годы, прокуроров, похоже, ничуть не заботил.

Из экспертов, подписавших заключение, свидетелю Гайденко оказался знаком только Данилин. Гайденко рассказал, что вместе с Данилиным проводил оценку имущества, в основном недвижимости. Оценкой же сырой нефти свидетель, по собственному признанию, никогда не занимался.

Однако прокурора Лахтина куда больше, чем сам Гайденко, интересовал эксперт Данилин.

Наконец Платон Лебедев не выдержал.

"Ваша честь, я прошу вас употребить власть, потому что непонятно, кого мы допрашиваем, в каком качестве, по каким обстоятельствам! Относимость к делу заключения от девяносто седьмого года еще никто не пояснил. А у свидетеля выясняют вещи о некоем лице, которое вообще к нашему делу никакого отношения не имеет!" – заявил бывший руководитель МФО "МЕНАТЕП".

Валерий Лахтин тут же вскочил с места.

"Выполняя указание Ходорковского, лица, подконтрольные Ходорковскому, обеспечили принятие на собрании нужных решений, умышленно скрыв от акционеров, что сделки по нефти фактически являлись безвозмездной передачей имущества", – торжествующим тоном прочитал прокурор строки из обвинительного заключения.

"И что?! Свидетель-то какое отношение к этому имеет?! – раздраженно вопросил судья Данилкин. – Есть еще вопросы к свидетелю?!" – еще более возвысил голос председательствующий.

Вопросов у гособвинителя больше не нашлось.

Зато они нашлись у Платона Лебедева. Он попросил Олега Гайденко просмотреть все страницы заключения, в результате чего свидетель и суд убедились: ни на одной странице этого документа фамилия свидетеля не значится.

Все это явно не вписывалось в концепцию прокурора.

"Пусть Лебедев сам читает документ! А не заставляет человека, не имеющего отношения к документу, цитировать!" – вскричал Валерий Лахтин.

Зачем он лично допрашивал свидетеля о документе, к которому тот не имеет никакого отношения, прокурор не уточнил.

"Лебедев настраивает свидетеля на оценку доказательств! Я не могу терпеть это беззаконие!" – продолжал кипятиться гособвинитель.

И тут же сам попросил Олега Гайденко оценить экспертное заключение:

"Надлежащим ли образом оценка была проведена?"

"Мы допрашиваем свидетеля или специалиста? Ваш вопрос снимается!" – вмешался Виктор Данилкин.

Точно так же он поступил с еще несколькими подобными вопросами Валерия Лахтина.

На том допрос свидетеля Гайденко и закончился.

Следующим свидетелем оказался Роман Горбачев, от которого прокурору Лахтину, видимо, очень хотелось услышать то, что он и суд так и не услышали от Олега Гайденко.

"Какой у Данилина уровень образования и интеллектуального развития?" – выдал он очередной вопрос.

Весь зал, включая председательствующего и судебных приставов, начал сползать под скамейки от смеха.

"Нормальный вроде", – наконец взяв себя в руки, ответил Роман Горбачев.

"Вы ему не показывали свой диплом, паспорт? Военный билет? Давно вы видели Данилина?" – проявлял упорство Валерий Лахтин.

"Не показывал… Лет 15 не видел", – отвечал свидетель.

Последующие вопросы гособвинителя судья снова вынужден был снимать, потому что они входили в компетенцию специалиста, но никак не свидетеля.

После окончания допроса Романа Горбачева в заседании объявили перерыв на полтора часа. За это время, по словам Валерия Лахтина, в суд должен был прийти следующий свидетель. Однако в указанный срок свидетель не появился. Гособвинитель попросил еще полчаса, уверяя Виктора Данилкина, что "свидетель едет" и что они "постоянно на связи".

Но спустя тридцать минут прокурор вернулся в зал в сопровождении не свидетеля, а Гюльчехры Ибрагимовой. Они заявили:

"Те свидетели, которые были вызваны на сегодня, не смогли явиться в суд, поэтому просим допрос свидетелей отложить. И у нас еще есть ходатайство!"

То, что еще полчаса назад Валерий Лахтин утверждал перед судом нечто совершенно иное, гособвинителей ни капли не смущало.

В ходатайстве сообщалось, что 18 декабря в суде города Сан-Диего штата Калифорния США должен дать показания по делу Ходорковского и Лебедева американский гражданин Даглас Миллер. По сведениям прокуроров, Хамовнический суд Москвы и другие российские государственные органы о факте предстоящего допроса уведомлены не были. И на этом основании Гюльчехра Ибрагимова и Валерий Лахтин делали вывод, что будущие показания Миллера в суде США не могут быть признаны доказательствами по делу.

"То есть, вы уже сейчас просите признать доказательства недопустимыми?" – удивился и пожелал уточнить Виктор Данилкин.

Последовал обмен репликами между сторонами, а затем судья объявил перерыв еще на полтора часа, чтобы дать защите время на подготовку своего мнения по заявленному ходатайству. Михаил Ходорковский, Платон Лебедев и их адвокаты просили перенести обсуждение ходатайства прокуроров на следующий рабочий день, но председательствующий не согласился.

Через полтора часа обсуждение продолжилось. И в итоге Виктор Данилкин принял решение:

"Суд, выслушав мнение участников процесса, отказывает в удовлетворении... Допрос Миллера суду не представлен… поэтому ходатайство является преждевременным", – постановил судья.

Следующее судебное заседание начнется 14 декабря в 10 часов 30 минут.