Заточка к дню рождения

Зара Муртазалиева"Несправедливо осужденную "за приготовление к теракту" уроженку Чечни Зару Муртазалиеву не хотят досрочно отпускать на свободу".

 

 

 

* * *

"Новые Известия" уже несколько лет следят за судьбой Зары Муртазалиевой, осужденной в 2005 году на 8,5 года за попытку совершения теракта в торговом центре "Охотный Ряд". Никакого теракта не было, но суд принял версию следствия о том, что Муртазалиева якобы собиралась его организовать. В октябре прошлого года Муртазалиевой отказали в условно-досрочном освобождении (УДО), мотивировав это тем, что она не исправилась и не достойна освобождения. Обозреватель "НИ", посетившая осужденную в колонии, убедилась, что и спустя год молодую чеченку по-прежнему не хотят отпускать на волю.

26-летняя Зара Муртазалиева уже в пятый раз отмечает свой день рождения за решеткой. Обозреватель "НИ" приехала к ней на свидание, чтобы поздравить и поддержать ее. "Меня осудили на восемь с половиной лет за преступление, которого я не совершала. Я отбываю этот срок. Но почему я должна терпеть еще и особое неприязненное отношение к себе? – спрашивает Зара. – Все нарушения и взыскания, которые я получила в прошлые годы, сейчас погашены, и я надеялась, что смогу подать на УДО. Но неожиданно оказалась в ШИЗО".

Зара рассказала, что утром 11 августа у нее в постельном белье нашли заточку, режущую полотно. В колонии швейное производство, и эти заточки осужденные используют для кройки одежды. "Перед утренней проверкой я перестилала постель и точно знаю, что никакой заточки у меня не было. Когда мы ушли из барака, у нас провели обыск. Потом меня вызвал начальник колонии и объявил: десять суток ШИЗО. Меня не вызывали на заседание дисциплинарной комиссии, как положено по закону. Просто посадили в карцер. А у другой осужденной нашли маникюрные ножницы, щипцы и ей дали всего пять суток ШИЗО. Я начальнику говорила, что это – не моя заточка, она мне не нужна. Нам ведь разрешают в бараке иметь нож. Зачем мне заточка? Он меня и слушать не хотел. Потом несколько осужденных рассказали мне, что видели, как одна из сотрудниц колонии положила мне эту заточку в постель и сама же ее обнаружила. Мне это очень обидно, я эту женщину знаю уже четыре года и не понимаю, как она могла так поступить?" Возмутившись несправедливостью, осужденная объявила в ШИЗО голодовку.

Зара Муртазалиева вспоминает, что за несколько дней до этого случая говорила кому-то из осужденных, что к ней должен приехать адвокат, и она будет обсуждать с ним возможность подачи ходатайства об УДО. Адвокат не приехал, вместо него приехала обозреватель "НИ", которому объявили, что Муртазалиева в ШИЗО. Поговорить удалось с начальником колонии Дмитрием Нецкиным. К беседе присоединился еще и заместитель начальника УФСИН Мордовии по безопасности Алексей Нецкин. Сначала Дмитрий Петрович показал нам недавно отремонтированный зал, где проходят концерты и конкурсы среди осужденных: огромная сцена, шикарные жалюзи. Такому залу мог бы позавидовать любой городской Дом культуры. Потом начальник колонии пригласил обозревателя "НИ" в свой кабинет.

"В ШИЗО мы Муртазалиеву посадили потому, что у нее уже были выговоры. Эта осужденная не хочет исправляться", – заверил "НИ" Дмитрий Нецкин. Впрочем, он не смог вспомнить, за что девушка получила последний выговор, а на вопрос о том, может ли она рассчитывать на положительную характеристику для УДО, он дал понять, что все будет зависеть от ее поведения.

"Выговор я получила также несправедливо, – считает Муртазалиева. – В тот день к нам в отряд (барак. – "НИ") зашла начальница оперативной части. Она спросила меня, почему я без платка, сочла это нарушением распорядка и написала на меня рапорт. Замечу: другие осужденные также находились в помещении отряда без платков. Я потом узнавала, и никто из сотрудников не смог показать мне документ, где было бы написано, что мы должны постоянно ходить в платках".

Зара отмечает и другие признаки дискриминации: ее и вторую чеченку, осужденную по "террористической" статье, заставляют носить зеленые таблички с фамилиями, тогда как у других осужденных таблички черные. Спальные места им выделяют самые неудобные – на верхнем ярусе под фонарем. "Такое правило для всех осужденных по тяжелым статьям, но на эти места почему-то загоняют только нас – чеченок", – жалуется Муртазалиева.

Ее адвокаты Ксения Костромина и Дмитрий Курепин собираются обжаловать в судебном порядке наложенные на Муртазалиеву взыскания. "По закону, наша подзащитная имеет право на УДО. И мы будем подавать ходатайство об этом, – говорит "НИ" адвокат Костромина.

"Случай Зары Муртазалиевой – не единичный, – уверена руководитель комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина. – К нам обращаются родственники осужденных, которые жалуются на дискриминацию по национальному признаку. Но в случае с Муртазалиевой настораживает история с УДО. Почему водворение в ШИЗО совпало с предполагаемым приездом адвоката? Не было ли это провокацией? Подобные ситуации должны изучать независимые комиссии с участием сотрудников Уполномоченного по правам человека в Российской федерации".

 

Зара Муртазалиева
Зара Муртазалиева в зале суда

 

 

"Новые Известия"