Открытое письмо президенту Чечни Рамзану Кадырову

Зоя СветоваВ Грозном побывала делегация комитета Совета Европы по предотвращению пыток во главе с председателем Комитета г-ном Мауро Пальма. Как сообщили информационные агентства, высокопоставленный европейский чиновник остался доволен соблюдением прав и условиями содержания заключенных в республике...

 

 

Жаль, что в Грозном никто не сообщил Мауро Пальма о той чудовищной дискриминации, которой подвергаются заключенные чеченской национальности в некоторых колониях за пределами республики, на территории России. В конце 2005 года ФСИН РФ издала распоряжение о том, что граждане Чеченской республики, отбывающие наказание в других регионах и не совершившие особо тяжких преступлений, подлежат переводу на родину.

Вы, Рамзан Ахматович, в своих интервью заявляли о готовности перевести всех чеченских осужденных в Чечню. Некоторым из них в российских колониях действительно угрожает смертельная опасность. Уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев не всегда в состоянии помочь тем, кто к нему обращается. Вот и получается, что сегодня никто, кроме Вас, не может их защитить.

Так, принимая в Чечне Мауро Пальма, Нурди Нухажиев, наверное, не рассказал своему европейскому коллеге, что из-за визита европейской делегации он отложил поездку представителей своего аппарата в Волгоградскую область, где чеченских правозащитников очень ждали.

Там, в волгоградской колонии ЛИУ-15 в течение года жестоко избивают Зубайра Зубайраева. Его родственники, адвокаты и правозащитники неоднократно сообщали Нурди Нухажиеву, что жизнь этого осужденного в опасности. Причина: по словам его родных, сотрудники колонии пообещали Зубайраеву, что живым он не выйдет. Многие из тюремщиков ранее бывали в командировках в Чечне и, мягко говоря, не испытывают особых симпатий к «лицам чеченской национальности». На все обращения правозащитников и журналистов руководство местного УФСИН отвечает, что «Зубайраев склонен к аутоагрессии, имитирует судорожные приступы и сам наносит себе телесные повреждения». В отместку за то, что Зубайр пожаловался на избиения и пытки, администрация колонии обратилась в суд с ходатайством о переводе его на тюремный режим. Суд ходатайство поддержал. Зубайраев это решение суда обжаловал, и 12 мая в Волгоградском областном суде должно состояться кассационное рассмотрение этого дела. Зубайраев был осужден Верховным судом Чеченской республики 13 августа 2007 года по ст. 317 УК РФ («посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов») к 5 годам лишения свободы.

Зубайр Зубайраев – лишь один из тех, кто срочно нуждается в переводе в Чеченскую республику.

В таком же срочном переводе или освобождении в соответствии с законом нуждается и другой осужденный – Лечи Джанаралиев, 28-летний парализованный инвалид-колясочник.

Его вина состоит в том, что он находился в машине, водитель которой не остановился на блок-посту в Грозном. Милиционеры выстрелили, водитель был убит на месте, а Джанаралиев после операции остался на всю жизнь инвалидом. В соответствии с Постановлением правительства России его должны были освободить от отбывания наказания в связи с болезнью. Но, вопреки закону и милосердию, Джанаралиев сейчас содержится в мордовской колонии ЛИУ-21. Оттуда освобождают только тех, кому остается жить всего несколько месяцев. Местный суд отказал Джанаралиеву в досрочном освобождении по болезни. Отказал – несмотря на то, что жена прислала справку, что за ним будут ухаживать и лечить его дома, в Чечне. 27 мая в Верховном суде Мордовии будет рассматриваться кассационная жалоба Джанаралиева.

Адам Мусаев – чеченец, больной туберкулезом и эпилепсией, также сидит в Мордовии. Его то и дело сажают в ШИЗО – штрафной изолятор. Недавно его перевели из больничной зоны в колонию № 18. Администрация, видимо, решила, что Мусаев слишком активно отстаивал права других осужденных чеченцев. У Мусаева скоро подойдет срок УДО – условно-досрочного освобождения. Но условно-досрочно чеченцев почти никогда не освобождают.

Все эти люди, о которых я рассказываю, были осуждены, когда Чечня находилась в режиме «контртеррористической операции». Сейчас, как известно, этого режима больше нет. А люди, виновные и невиновные, задержанные и осужденные по сфабрикованным делам, продолжают сидеть, и к ним в российских колониях относятся как к врагам.

Я могла бы привести много других имен и фамилий. Все эти фамилии знает Ваш Уполномоченный по правам человека Нурди Нухажиев. Но этими людьми почему-то, как правило, занимаются российские правозащитники.

Можно было бы вспомнить о Заурбеке Талхигове, вся вина которого состоит лишь в том, что он хотел спасти детей и женщин, договорившись об их освобождении с террористами, захватившими «Норд-Ост». Заурбек Талхигов большую часть своего срока проводит в ПКТ – помещении камерного типа.

Можно было бы вспомнить и о Заре Муртазалиевой, которая не признает свою вину, и ее не освобождают по УДО, хотя по закону ей уже положено досрочное освобождение.

Я обращаюсь к Вам, Рамзан Ахматович, потому что знаю, что многие чеченцы, которые сидят в российских колониях, надеются на Вас. Они знают, что Вы обещали перевести их на родину. И они должны быть переведены в Чечню как можно скорее.

Мне кажется, что это в Вашей власти.

Источник: "Ежедневный журнал"