Пермские и немецкие волонтёры обсудили проблемы памяти истории XX века

С 10 по 14 апреля 2009 года гостями пермского Молодёжного "Мемориала" стали 8 волонтёров немецкой организации "Акции искупления - службы делу мира" (сокращенно - ASF).

 

Подобные встречи в Перми уже стали традиционными. Участниками дискуссий и экскурсий становятся молодые люди, которых волнуют вопросы преодоления тоталитарного прошлого в России и Германии, о формах сохранения памяти, преподавания истории, гражданского образования, развития добровольчества в молодёжной среде.

Идея проведения дискуссии принадлежит немецкой стороне. Волонтёры ASF, проходящие в настоящее время "добровольный социальный год" в общественных организациях Москвы, Санкт-Петербурга, Перми, Воронежа и Волгограда, живо интересуются историей нашей страны. И особенно так называемым сталинским периодом (1930 - 1950-х гг.). Не меньший интерес они проявляют и к современному российскому обществу. Как сегодня оно воспринимает свою непростую историю? Сделаны ли выводы из тех трагедий, которые выпали на его долю? Как сохраняется память?

Вопросы весьма актуальные, учитывая, что в последнее время в России всё явственней проступает тенденция по очередному пересмотру отечественной истории в духе "героических свершений и подвигов", оправдания политических репрессий и принесённых жертв. Мы становимся свидетелями возвращения державно-патриотической терминологии, мифов о "сильной руке" и хорошем "Хозяине". В связи с этим понятно, почему идея проведения подобной встречи встретила горячую поддержку в Молодёжном "Мемориале".

11 апреля состоялась совместная экскурсия пермяков и немцев в Мемориальный музей истории политических репрессий "Пермь-36". Как известно, он располагается на территории бывшей зоны советского периода для политических заключённых ВС-389/36. Возникшая в 1946 году в период сталинского ГУЛАГа, эта зона просуществовала значительно дольше подобных лагерей. Печальную известность она приобрела в 1970 - 1980-х годы, когда здесь отбывали свои сроки известные диссиденты и правозащитники. Экскурсия по территории бывшей зоны, знакомство с музейными выставками и экспонатами подготовила почву для дискуссии, которая состоялась на следующий день.

Тема встречи звучала как "Современные памяти истории XX века: война или конкуренция? Возможен ли диалог?" Формальным поводом для дискуссии стала годовщина выхода в свет обращения Международного общества "Мемориал" под названием "О национальных образах прошлого (XX век и "война памятей")". В этом документе был дан краткий анализ конфликтов национальных памятей (коллективных образов прошлого), существующих сегодня в Европе. Причём особо упоминаются конфликты, связанные с сегодняшними интерпретациями событий 1930 - 1950-х годов, периода расцвета тоталитарных режимов в Германии и СССР.

Ценность этого документа ещё и в том, что в своём обращении мемориальцы предложили и путь решения этой тяжёлой и чрезвычайно запутанной проблемы - путь честного и беспристрастного диалога, большой общеевропейской и общечеловеческой дискуссии.

Но со дня выхода обращения прошёл уже год. И пока не видно адекватной реакции и серьёзных шагов в этом направлении, как со стороны отдельных государств, так и сообществ. Что это? Нежелание взять на себя груз ответственности? Стремление сохранить "героические образы" и желание "не замараться"? Или это предложение общества "Мемориал" преждевременно? Ещё не ушло то поколение людей, ещё не зарубцевались раны… А может мировое сообщество вообще никогда не сможет договориться о том, что было и как к этой истории относиться?

Предваряющее дискуссию голосование показало, что большинство пермских участников считают наиболее доминирующей (популярной, распространённой) оценкой к национальной истории XX века в нашей стране как героической. При этом сами же склонны оценивать её скорее как трагическую историю. Немецкие волонтёры не столь категоричны в оценках, считая, что в обществе Германии очень сложное и противоречивое отношение к истории XX века. При этом практически все участники дискуссии согласились с тем, что сегодня существует раскол и в немецком, и в российском обществах относительно понимания и оценки истории прошлого века.

Организаторы встречи предложили участникам обсудить вопросы различий интерпретаций в коллективной памяти на конкретном примере, историческом событии. Собравшиеся разбились на четыре малые интернациональные группы по пять-шесть человек, ориентировочно на "поляков", "русских", "украинцев" и "немцев". Каждая группа обсуждала вопрос отношения сегодня к событиям 17 сентября 1939 года (нападение СССР на Польшу). За непродолжительное время они должны определиться, как сегодня данный народ интерпретирует этот период своей истории, какие аргументы используются и почему. Незадолго до презентации итогов обсуждения в малых группах всем участникам дискуссии предлагалось также найти наиболее приемлемые пути снижения (или разрешения) конфликта с памятью этого события у других народов.

Задача оказалась не такой простой, как показалось вначале молодым людям. Пришлось стать на время представителем другого народа, смотреть на вещи с другой стороны, защищать чужой взгляд, часто отличный от своего, привычного.

По итогам обсуждения выяснилось, что негатива по отношению к России, как преемнику бывшего СССР, гораздо больше, чем к Германии, в обществе которой осознание произведённой трагедии произошло давно и на глубоком уровне, и чьи шаги к примирению общеизвестны. Претензии "поляков", воспринимающих себя исключительно как жертвы, сводятся, прежде всего, к тому, что "русские" до сих пор не извинились за преступление совершённое в 1939 году и в последующий период. Это обстоятельство усугубляется сегодня ещё и тем, что "Россия продолжает быть для нас закрытой и не воспринимает нас как партнёров". Последнее обстоятельство - предмет обиды и для "украинцев". Неуважение к их самостоятельности и собственному взгляду на историю накладывает весомый отпечаток в целом на отношение к России.

Мнение сегодняшних "россиян" относительно данного события совершенно противоположное: нападение на Польшу 17 сентября расценивается как малозначащее событие, а виновность признаётся исключительно за сталинским руководством СССР. Сегодняшняя актуализация этого вопроса в СМИ видится, прежде всего, как желание польской стороны использовать эту трагедию в политических целях.

Дальнейшее общее обсуждение строилось вокруг предложений по разрешению подобных национальных конфликтов памятей. Выход из тупика российские участники дискуссии видят, прежде всего, через улучшение системы образования (совместные международные проекты, разрушение стереотипного сознания россиян через историческое преподавание, создание новых институтов по подготовке учителей). По их мнению, просвещение возможно только при условии открытия архивов и расширения поля для дискуссий, особенно в СМИ. Для немецких участников важным кажется личное общение представителей разных народов, возможность дискутировать по проблемам истории и современности на самых разных уровнях и формах (интернет-форумы, новые молодёжные клубы).

Оценивая прошедшую дискуссию, стоит отметить тот позитивный факт, что все её участники, пусть и отчасти, но смогли преодолеть национальные комплексы. Для них в конце концов были важны не сколько аргументы оправдывающие действия или поступки той или иной страны тогда, а возможность слушать, воспринимать, идти навстречу другой точке зрения сегодня. Тем самым молодые люди доказали для себя, что такой Диалог возможен.

 

Об авторе: Роберт Латыпов, сопредседатель пермского Молодёжного "Мемориала