"Сапфиры стратегического назначения"

СапфирВ России – новый "шпионский" процесс с участием ученых. В Черноголовке научное сообщество шокировано уголовным преследованием бывшего сотрудника Института физики твердого тела (ИФТТ) РАН Ивана Петькова.

 

 

Ногинский городской суд вынес приговор по делу о "незаконном экспорте технологий двойного применения". Директора научно-технологической фирмы "Сафител" и бывшего сотрудника Института физики твердого тела Ивана Петькова приговорили к 5,5 годам лишения свободы - сообщает Радио Свобода.

Как сообщил Радио Свобода сразу после оглашения приговора свидетель по этому делу и коллега Петькова Вячеслав Сидоров, ощущение от заседания было крайне тяжелым. Складывалось впечатление, что еще до оглашения приговора его результат был предрешен. По мнению Сидорова, судья выносил решение на основе обвинения, составленного со слов конкурента Петькова, член-корреспондента РАН, Владимира Бородина. Тогда как аргументы защиты, показания свидетелей со стороны подсудимого Петькова были признаны не объективными.

Не учел суд и результаты экспертизы, которые предоставила защита. А эта экспертиза подтверждала, что технология получения искусственных сапфиров по методу Степанова (а именно этим занималось предприятие Петькова) не используется для выращивания сапфировых ленты для военных целей.

Вячеслав Сидоров также заметил, что даже ошибки при переводе профессиональной технологической терминологии трактовались судьей в пользу обвинения.

Ногинский суд решил, что для высоко технологичного бизнеса, которым много лет безо всяких дополнительных разрешений занимаются десятки российских институтов и предприятий, теперь требуется специальная лицензия. И ее отсутсвие любому предпринимателю может стоить свободы.

Адвокат Ивана Петькова Анатолий Бурмистров сообщил, что его подзащитный собирается обжаловать приговор.

В основу обвинения легло экспертное заключение, составленное по инициативе директора Экспериментального завода научного приборостроения РАН (ФГУП ЭЗАН), заведующего одной из лабораторий Института физики твердого тела Владимира Бородина. В этой же лаборатории когда-то работал и Иван Петьков.

Роль член-корреспондента РАН Бородина в деле Петькова - особая. Как стало известно корреспонденту Радио Свобода, именно об этой роли говорили 23 марта на заседании ученого совета ИФТТ. По мнению сотрудников института Валерия Рязанова и Сергея Милейко, есть основания полагать, что Бородин решил устранить бывшего партнера, а впоследствии конкурента на поле высокотехнологичного бизнеса с помощью обвинений, основанных на сомнительных аргументах.

История началась в 1993 году, когда на территории возглавляемого Бородиным завода появился арендатор - фирма "Ростокс-Н", которая занималась выращиванием и продажей искусственных сапфиров, а также поставляла и налаживала оборудование для их производства. Гендиректором "Ростокс-Н" стал научный сотрудник лаборатории управляемого роста кристаллов ИФТТ Иван Петьков. Заведующий этой же лабораторией и одновременно директор ФГУП ЭЗАН Владимир Бородин вошел в совет директоров предприятия и получил 18 процентов акций. Сыну Бородина принадлежат 8 процентов, Петькову - 14 процентов.

К началу 2000-х годов фирма "Ростокс-Н" весьма преуспела: в некоторых сегментах, связанных с оптикой или, к примеру, производством часов, она завоевала до 60 процентов мирового рынка. По словам Петькова, именно с 2000 года у партнеров начались разногласия. Петьков, полагая, что договориться с Бородиным о разделе бизнеса не удастся, на собственные средства организовал новое ООО "Сафител". Затем запустил производство искусственных сапфиров в Подольске и начал продавать кристаллы и оборудование за рубеж. Петьков собирался покинуть "Ростокс-Н" добровольно, но не успел. По инициативе Бородина летом 2006 года совет директоров "Ростокс-Н" отстранил Петькова от руководства компанией.

Вскоре Бородин, по словам Петькова, начал требовать у Петькова принадлежащий тому пакет акций. Как утверждает Петьков, он пытался возбудить дело по факту угрозы и передал все материалы, в том числе запись разговора адвоката с Бородиным, Ногинской прокуратуре, однако в возбуждении дела было отказано. Не приобщили эту запись и к делу Петькова.

В январе 2007 года сотрудника ООО "Сафител", сопровождавшего поставляемое за рубеж оборудование, задержали в аэропорту Домодедово. Таможенники вызвали из Черноголовки подчиненную Бородина Тамару Стериополо. Та осмотрела документацию и сообщила таможне: документы дают основание утверждать, что оборудование имеет отношение к технологиям двойного применения.

После этого таможня обратилась к самому Бородину. В его ответном письме (копия имеется в распоряжении Радио Свобода) сказано, что оборудование, задержанное в аэропорту, контролируется в соответствии с пп.6.1.5.1.2.1, 6.1.5.5.2, 6.5.1,.18.5.7.1.1.2, 18.5.7.1 "Списка товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники и в отношении которых осуществляется экспортный контроль". Также Бородин отмечает, что "продажа подобных технологий за рубеж крайне нецелесообразна для России".

На базе этого заключения против Петькова было возбуждено одно уголовное дело, следствие по которому вело УФСБ по Москве и Московской области.

Ранее по инициативе нового гендиректора "Ростокс-Н" (партнера того же Бородина) против ученого было возбуждено другое дело - по факту растраты. Им занималось УВД по Ногинскому муниципальному району.

По мнению адвоката Петькова Анатолия Бурмистрова, комбинация была предельно простая: сомнительная история с растратой становится куда более убедительной в сочетании со шпионским сюжетом.

Так или иначе, но два дела, возбужденные по разным статьям и применительно к разным фирмам, вскоре объединили в одно делопроизводство.

Адвокат обращает внимание на качество экспертизы, которая легла в основу "шпионского" дела.

Среди экспертов, к которым обращалось следствие, вновь оказалась подчиненная Бородина (работающая на Экспериментальном заводе) Тамара Стериополо.

Между тем, Бородин, проходящий по делу Петькова свидетелем, на самом деле, имеет вполне понятный коммерческий интерес - он претендует на акции обвиняемого.

Особо следует сказать о сути экспертного заключения. В документе сказано, что "технология выращивания профилированных кристаллов сапфира методом Степанова позволяет выращивать сапфировые ленты для систем наведения высокоскоростных ракет, а также стержни, легированные титаном, для лазеров".

Адвокат Петькова обращает внимание суда на то, что Экспериментальный завод, которым руководит Бородин, сам является производителем аналогичного оборудования для выращивания сапфиров. А продажа, в том числе за рубеж, и налаживание производства этого оборудования осуществляется до сих пор через "Ростокс-Н".

Это подтвердил в разговоре с корреспондентом РС сам Петьков. В качестве гендиректора "Ростокс-Н" он налаживал производство искусственных сапфиров за рубежом при участии самого Бородина. Таким образом, обвинение в экспорте оборудования двойного применения можно предъявить и самому Бородину.

Письмо Бородина и заключения экспертизы, которые легли в основу возбужденного ФСБ уголовного дела, весьма сомнительны, полагает главный научный сотрудник ИФТТ, профессор Сергей Милейко.

Упомянутый перечень двойных технологий - документ весьма строгий, и не позволяет расширительных толкований, объяснил он корреспонденту РС. Сапфир в чистом виде в нем нигде не фигурирует. Сотрудники ИФТТ, среди которых немало специалистов по выращиванию и применению сапфиров, готовы организовать профессиональную экспертизу и обнародовать ее результаты.

Владимир Бородин отказался комментировать свою роль в деле Петькова до вынесения приговора, заметив лишь, что считает Петькова "активным и деятельным работником". На вопрос корреспондента РС о том, известно ли ему, что "дело Петькова" обсуждалось на ученом совете ИФТТ, Бородин ответил, что ничего об этом не знает, поскольку не бывает на заседаниях ученого совета и заведует лабораторией в институте лишь формально, по совместительству, не получая за это денег.

В то же время, под заключением для таможни Бородин подписался именно как заведующий лабораторией Института физики твердого тела, чем, по мнению коллег, поставил под сомнение доброе имя и профессиональную репутацию всемирно известного института - подчеркивает Радио Свобода.