О положении сексуальных меньшинств

А.Сутягин: "К сожалению, проблема нарушения прав гомосексуальных лиц носит во многом скрытый характер, что обусловлено страхом обнаружить свою сексуальную идентичность, неразвитой правовой культурой, неверием в эффективность правовых механизмов защиты..."

 

* * *

Эта статья написана на основе анализа информации, полученной из открытых источников и в ходе проведенного автором экспертного опроса[2].

К сожалению, проблема нарушения прав гомосексуальных лиц носит во многом скрытый характер, что обусловлено страхом обнаружить свою сексуальную идентичность, неразвитой правовой культурой, неверием в эффективность правовых механизмов защиты, низкой социальной и политической активностью гомосексуалов. Опрошенные нами представители правозащитных организаций для геев и лесбиянок смогли предоставить данные лишь о немногочисленных известных им случаях правовых нарушений и дискриминации гомосексуалов, что, по единодушному мнению экспертов, в последнюю очередь следует связывать с отсутствием таких случаев и всех предпосылок для них. На этом фоне приобретают значимость даже фрагментарные сообщения организаций и частных лиц, материалы в СМИ, дающие возможность судить о положении гомосексуалов.

Мы надеемся, что публикация нижеследующего материала будет способствовать не только информированию широкой общественности о положении российских гомосексуалов и ключевых тенденциях развития ситуации в 2002 г., но и более активному обсуждению проблем защиты прав данной социальной группы внутри правозащитного сообщества.

* * *

В 2002 г. правовое и фактическое положение сексуальных меньшинств в России практически не изменилось. Наметившиеся ранее позитивные тенденции развивались медленно. Есть основания для беспокойства в связи с попытками некоторых политиков ограничить права представителей сексуальных меньшинств под популистскими лозунгами защиты общественной нравственности, в действительности ставя своей целью повысить популярность у избирателей. События года с очевидностью показали как определенный прогресс, достигнутый в признании прав гомосексуалов в российском обществе, так и явную недостаточность уровня признания этих прав, продолжающуюся дискриминацию и практически полное бездействие государства в плане улучшения положения сексуальных меньшинств в России.

Центральным событием 2002 г., продемонстрировавшим позицию государства, уровень развития законодательства, а также степень зрелости гражданского сознания самих гомосексуалов, явилась законодательная инициатива по рекриминализации добровольных сексуальных отношений в частной обстановке между мужчинами, достигшими легального возраста согласия[3].

22 апреля 2002 г. группа депутатов Государственной Думы, входящих во фракцию «Народный депутат» во главе с Г. Райковым, внесла пакет поправок в Уголовный кодекс РФ, устанавливающий уголовную ответственность в виде лишения свободы на срок от одного года до пяти лет за «противоестественное удовлетворение половых потребностей мужчины с мужчиной (мужеложство)», под которым, в соответствии с пояснительной запиской к законопроекту, понимается анальная пенетрация (другие формы сексуальной активности между мужчинами, а также сексуальные отношения между женщинами[4] преступления не образуют). В пояснительной записке к законопроекту также отмечается, что поправки направлены на «укрепление общественной нравственности, института семьи и здоровья граждан России», должны способствовать борьбе с распространением венерических заболеваний и СПИДа, а также противодействовать вовлечению несовершеннолетних в занятия проституцией и распространению порнографии[5].

Пытаясь отстоять свое предложение, авторы законопроекта[6] (от их лица выступал преимущественно Г. Райков) в многочисленных интервью допускали неоднократные высказывания, которые следует однозначно квалифицировать как гомофобные. Так, Г. Райков заявил журналистам: «Гомосексуализм - это отклонение от нормы, и отклонение явное». «Никто не будет подсматривать в щелочку, чем это граждане занимаются в темной комнате, но если акт мужеложства будет проводиться демонстративно или в насильственной форме - ответственности за него не избежать»[7]. Следует отметить, что российское законодательство уже содержит положения, карающие насильственные и публичные действия как гетеро-, так и гомосексуального характера, вследствие чего слова Г. Райкова лишают смысла его собственное предложение.

Наиболее влиятельные российские политики не прокомментировали законодательную инициативу фракции «Народный депутат». Реакция большинства парламентариев, которые высказали свое отношение к этой инициативе, была негативной[8]. Некоторые депутаты из фракции СПС открыто защищали права гомосексуалов[9]. А. Вульф позднее даже выступил с предложением ввести законодательный запрет дискриминации на основании сексуальной ориентации. Однако отдельные политики поддержали Г. Райкова и других депутатов[10]. От лица исполнительной власти высказалась вице-премьер правительства В. Матвиенко, которая осудила инициативу[11].

Инициатива Г. Райкова и его коллег в целом сыграла положительную роль. Как замечает Н. Алексеев: «Гомосексуализм перестал быть запретной темой для публичного разговора. Отныне политики самого высокого ранга могут произнести это слово вслух, и это уже большой прогресс». Оживление публичного обсуждения гомосексуальности и активизация деятельности правозащитных организаций геев и лесбиянок, явившиеся следствием рассматриваемой законодательной инициативы, позволяют в будущем ожидать определенных позитивных последствий, в частности, повышения уровня толерантности к сексуальным меньшинствам в России, введения законодательного запрета дискриминации на основании сексуальной ориентации и более полного признания прав гомосексуалов.

Впервые за всю новейшую историю России предложение группы депутатов сделало гомосексуальность предметом активного обсуждения в СМИ, большинство которых осудило его. М. Гессен отмечает: «Реакция СМИ приятно удивила - практически все ведущие СМИ отреагировали возмущенно».

Более того, инициатива Г. Райкова и его коллег обусловила активизацию деятельности правозащитных организаций геев и лесбиянок, реакция которых последовала уже в тот же день, когда стало известно о предложении фракции «Народный депутат». Помимо митинга у здания Государственной Думы, в г. Ярославле местными общественными организациями «Социалистическое сопротивление» и «Автономное действие» 4 июня был организован День толерантности, в рамках которого прошел митинг в защиту права на частную жизнь и против законодательной инициативы по рекриминализации добровольных гомосексуальных отношений.

Санкт-петербургская организация HS проинформировала о законопроекте европейское отделение Международной ассоциации геев и лесбиянок (ILGA-Europe), которое, в свою очередь, довело эту информацию до сведения президента Парламентской Ассамблеи Совета Европы П. Шидера.

22 апреля просветительский центр «Я+Я», созданный на базе популярного гей-сайта Gay.Ru, распространил пресс-релиз, в котором решительно осудил инициативу по восстановлению уголовной ответственности за добровольные гомосексуальные отношения как грубую попытку вмешательства в частную жизнь и нарушение базовых международно-правовых документов. В пресс-релизе говорилось о готовности центра организовать акции гражданского неповиновения в случае принятия законопроекта.

До настоящего времени законопроект находится на рассмотрении в Комитете по законодательству Государственной Думы. По предположению А. Баранникова, члена комитета, законопроект мог быть вынесен на рассмотрение нижней палатой парламента на весенней сессии 2003 г., чего, однако, не произошло. Как полагают многие эксперты[12], поправки, внесенные Г. Райковым и его коллегами, вообще не будут рассматриваться Государственной Думой.

Эксперты сходятся во мнении, что выдвижение подобной законодательной инициативы может быть объяснено стремлением извлечь политическую выгоду и накануне парламентских выборов 2003 г. привлечь внимание к возглавляемой Г. Райковым Народной партии[13].

По словам Н. Алексеева, «введение уголовного преследования за гомосексуализм… противоречит целому ряду положений российской Конституции и взятым на себя Российской Федерацией обязательствам, вытекающим из Европейской конвенции…» Принятие законопроекта, безусловно, привело бы к нарушению обязательств России, о чем и были предупреждены представители России в Парламентской Ассамблее Совета Европы[14].

Сам факт выдвижения подобной законодательной инициативы в парламенте страны и последовавшие затем высказывания весьма красноречиво характеризуют ситуацию с признанием прав сексуальных меньшинств в России. Реакция коллег авторов законопроекта была хотя и негативной, но достаточно сдержанной. Как замечает И. Кон, «большинство публичных политиков отреагировали осторожно, в форме юмора или замечаний типа „Делать им больше нечего!"; права гомосексуалов открыто защищали только некоторые депутаты фракции СПС». То же может быть сказано и о реакции средств массовой информации, для которой была весьма характерна виктимизация сексуальных меньшинств. «Огорчает крайне низкий уровень информированности и сексуального образования журналистов», - отмечает И. Кон. А по словам А. Баранникова, «мало кто захотел дать серьезный анализ вопроса, большинство СМИ предпочли либо просто подшутить над авторами законопроекта, либо посмаковать какие-то термины… Часто акценты были расставлены следующим образом: может быть, это и правильно на сегодняшнем этапе, но не дело государства регулировать эту сферу отношений».

* * *

В течение 2002 г. российское законодательство в части регулирования правового положения сексуальных меньшинств не претерпело каких-либо изменений[15]. Прямо дискриминационным в отношении гомосексуалов на настоящий момент является лишь один нормативный документ - Приказ министра здравоохранения от 14 сентября 2001 г. «Об утверждении порядка медицинского обследования донора крови и ее компонентов» (зарегистрирован в Министерстве юстиции РФ 31 октября 2001 г. под № 3001), фактически воспроизводящий формулировки прежнего аналогичного документа - «Инструкции по медицинскому освидетельствованию доноров крови, плазмы, клеток крови» от 16 ноября 1998 г. В соответствии с приказом, лица, «относящиеся к группам риска (гомосексуалисты, наркоманы, проститутки)», не могут являться донорами крови и (или) ее компонентов[16].

Наиболее значительным недостатком российской законодательной базы следует признать отсутствие законодательного запрета дискриминации на основании сексуальной ориентации в различных отраслях права (прежде всего в уголовном, а также трудовом праве) и правового регулирования однополых партнерских отношений, что создает предпосылки для нарушений прав и случаев дискриминации гомосексуалов в самых различных сферах. Если признание гомосексуальных партнерских отношений и связанных с ними прав представляется, скорее, делом будущего[17], то внесение поправок, направленных на защиту геев и лесбиянок от дискриминации, является актуальной задачей законодателя, решение которой могло бы нарушить стагнацию в развитии законодательства России в части признания прав сексуальных меньшинств. «В 1993 году Россия и, к примеру, Ирландия имели практически одинаковые стартовые условия: в обеих странах была отменена уголовная статья за гомосексуализм; но если Ирландия на этом не остановилась, приняв огромный массив антидискриминационного законодательства, вплотную подойдя к решению проблемы регистрации однополых союзов, то в России уже скоро десять лет с момента отмены статьи за мужеложство, а реального продолжения до сих пор так и нет», - отмечает Н. Алексеев.

Предложение А. Вульфа о введении запрета дискриминации на основании сексуальной ориентации, высказанное им в противовес инициативе группы «Народный депутат», по всей вероятности, в ближайшее время не получит развития. «Многие политики понимают, что такая проблема существует, но на сегодняшнем этапе российской истории считают нецелесообразным упоминание дискриминации по признаку сексуальной ориентации в российских законах», - говорит А. Баранников.

На настоящий момент ни одна политическая партия или общественное движение, представленные в нижней палате парламента страны, открыто не выразила свое отношение к теме прав сексуальных меньшинств из опасений негативного влияния на позицию партии или движения. Обвинения в гомосексуальности продолжают оставаться одним из наиболее распространенных приемов нечестной борьбы с конкурентами в ходе избирательных кампаний. А пример Народной партии свидетельствует о попытках использования гомофобии в целях повышения популярности у избирателей[18].

Среди наиболее частых правонарушений - угрозы физической расправы, шантаж, избиения гомосексуалов. Мурманской правозащитной организации «Круг» стало известно о 26 фактах избиений гомосексуалов, произошедших в течение 2002 г. в Мурманской области (данные на октябрь 2002 г.). В абсолютном большинстве случаев потерпевшие, получившие тяжелые повреждения и вынужденные обращаться за стационарной помощью, отказались от обращения в милицию.

Наибольшее беспокойство вызывают случаи отказа органов правопорядка в законном преследовании противоправных действий в отношении гомосексуалов (прежде всего избиения и кражи). Нам известно о подобных случаях в Москве, Ярославле и Мурманске, однако вероятно, что они распространены повсеместно.

Та же организация сообщает о случае увольнения женщины, проработавшей 15 лет в должности секретаря, с государственного предприятия после того, как ее коллегам стало известно о ее семейных отношениях с партнершей. Руководство вынудило женщину написать заявление об уходе по собственному желанию.

И. Кон, И. Фиалковский и К. Егорнов сообщают о случаях исключения из аспирантуры гомосексуалов после того, как их сексуальная ориентация стала известной научному руководителю и (или) кафедре, а также о фактах запрещения диссертационных исследований, связанных с изучением гомосексуальности.

Федеральная исполнительная власть практически не предпринимает каких-либо действий по улучшению положения сексуальных меньшинств. По мнению Н. Алексеева, «государство устраивает нынешняя ситуация, и оно не желает предпринимать каких-то действий, которые могли бы вызвать противоречия в обществе». А. Баранников заявляет: «Я не вижу никаких шагов, которые можно было бы охарактеризовать как какую-то активность в этом направлении». «Если брать федеральную исполнительную власть, то ей не до этого, она не хочет обращать внимание на проблему прав сексуальных меньшинств». Принятая российским правительством в 2001 г. Федеральная целевая программа «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001-2005 гг.)» не затронула положения сексуальных меньшинств, узко трактуя толерантность лишь как веротерпимость и терпимость по отношению к представителям других национальностей.

В России по-прежнему отсутствуют программы сексуального образования в средней школе, которые могли бы прививать базовые принципы терпимости по отношению к сексуальным меньшинствам. После неудачной попытки Министерства образования при поддержке Организации Объединенных Наций в 1996 г. ввести экспериментальные программы сексуального образования в средней школе в этом направлении не было предпринято никаких действий. И. Кон отмечает: «Начатый в 1996 г. крестовый поход против сексуального образования в России продолжается, равно как и клерикализация системы образования».

Между тем уровень терпимости российского общества (особенно в провинции) к сексуальным меньшинствам один из самых низких в Европе. Отсутствие регулярных исследований не позволяет точно оценить динамику уровня толерантности к гомосексуалам, а также восприятие общественным мнением отдельных аспектов прав сексуальных меньшинств. Тем не менее результаты некоторых исследований могут дать общее представление о ситуации.

Высказывания Райкова, виктимизирующие гомосексуалов («гомосексуалистам можно сочувствовать и их надо лечить»[19]), вполне отражают отношение к сексуальным меньшинствам в российском обществе в целом. Так, по данным опроса россиян[20], проведенного в феврале 2001 г. Всероссийским центром по изучению общественного мнения (ВЦИОМ), 67% респондентов полагают, что гомосексуальность - это «распущенность», «вредная привычка», «болезнь или результат психической травмы». Лишь 20% респондентов придерживаются мнения, что гомосексуальность - это «сексуальная ориентация, имеющая равное с обычной право на существование». В 1998 г. ответы на тот же вопрос распределились практически тем же образом. На вопрос «как вы считаете, это нормально, допустимо - иметь половые контакты с партнером своего пола?», заданный в марте 2002 г. москвичам, 76% (!) респондентов выбрали ответ «ненормально, недопустимо». В сентябре 2001 г. ВЦИОМ провел опрос москвичей с целью изучить их отношение к запрету московскими властями проведения «парада любви»[21], показавший, что 65% респондентов одобряют запрет.

В целом деятельность правозащитных организаций, созданных специально для защиты прав геев и лесбиянок, носит довольно ограниченный характер, прежде всего, в силу недостаточного финансирования (российские организации геев и лесбиянок функционируют, как правило, на гранты зарубежных партнерских организаций), а также разобщенности и общей низкой гражданской активности гомосексуалов. К. Егорнов отмечает: «Очень обидно, что российские организации заняты в основном поиском финансов, а не работой, что нет связи между нами, взаимной заинтересованности». Стоит отметить, что из двенадцати организаций, разместивших информацию о себе в Интернете, откликнулись на наше предложение о сотрудничестве лишь четыре.

Особую трудность в работе правозащитных организаций геев и лесбиянок (это особенно справедливо для таких организаций в провинции) представляет дискриминация со стороны государственных органов. По информации мурманской общественной организации «Круг», в СПИД-центр, отделение Красного Креста и другие учреждения поступило неофициальное письмо из администрации губернатора Мурманской области с призывом отказаться от сотрудничества с организацией после встречи губернатора с министром иностранных дел Швеции, который по просьбе главы организации «Круг» К. Егорнова поднял вопрос о случаях препятствования работе организации и оскорблениях в адрес ее сотрудников со стороны чиновников различных областных инстанций.

Как уже отмечалось, для самих гомосексуалов характерны низкие правовая культура, социальная и политическая активность. По словам И. Фиалковского, «большинство гомосексуалов до сих пор всеми силами стараются скрывать свою ориентацию». Весьма показателен ответ одного из посетителей интернет-сайта Нижнего Тагила для гомосексуалов на наш призыв сообщить об известных случаях нарушения прав гомосексуалов (в частности, на работе): «Да мы как-то привыкли не афишировать это…» Это был единственный ответ на наши сообщения, размещенные в Интернете на десяти сайтах для гомосексуалов Владивостока, Екатеринбурга, Иркутска, Калининграда, Костромы, Ярославля, Краснодара, Челябинска и Санкт-Петербурга.

Все это приводит к сокрытию истинных масштабов дискриминации и нарушений прав представителей сексуальных меньшинств и формированию иллюзии благополучия этой социальной группы. Н. Алексеев отмечает: «Уникальность российской ситуации в том, что судебная власть не вынесла ни одного решения по правам геев и лесбиянок». «Подобное невозможно представить в других развитых странах, где существует множество прецедентов».

1 Термин «сексуальные меньшинства» (геи и лесбиянки, гомосексуалы) включает гомосексуальных и бисексуальных мужчин и женщин.
2 Опрос охватил следующих экспертов: А. Баранников, заместитель председателя фракции СПС, осудившей предложение по рекриминализации гомосексуальных отношений; профессор И. Кон, автор книг о гомосексуальности; Н. Алексеев, автор книг о правовом регулировании положения сексуальных меньшинств; М. Гессен, автор одного из первых докладов о положении сексуальных меньшинств в России (1994); И. Фиалковский, глава молодежной правозащитной организации «Ассоциация HS» (Санкт-Петербург); профессор А. Кухарский, президент санкт-петербургского правозащитного центра геев и лесбиянок «Крылья»;
А. Ахрамович, глава правозащитного центра «Сибирская альтернатива» (Омск); К. Егорнов, президент мурманской областной общественной организации геев и лесбиянок «Круг».
Отсутствие ссылок при цитировании означает, что цитата относится к интервью в рамках экспертного опроса.
3 По действующему российскому законодательству, он составляет 14 лет как для гетеросексуалов, так и для гомосексуалов.
4 Депутат А. Митрофанов (фракция ЛДПР) предложил также карать и гомосексуальные отношения между женщинами с целью соблюдения принципа равенства полов, гарантированного Конституцией РФ.
5 Госдума хочет ввести уголовную ответственность за мужеложство // http://gay.ru/news /rainbow/2002/04/22.htm.
6 Помимо Г. Райкова, среди авторов законопроекта значатся В. Булавинов, Г. Махачев, З. Муцоев, а также Д. Рогозин, председатель парламентской делегации России в ПАСЕ, впоследствии отрицавший свое участие в разработке законопроекта.
7 Без поправок в УК РФ, считает Райков, «депутаты не смогут смотреть в глаза избирателям» // http://gay.ru/news/rainbow/2002/04/30a.htm.
8 Так, заместитель руководителя фракции «Единство» В. Резник заявил, что подобные предложения, «безусловно, вызовут резкую критику Совета Европы, и… их трудно рассматривать в качестве рациональных»: Законопроект о запрещении мужеложества осуждают депутаты и правозащитники // http://gay.ru/news/rainbow/2002/04/24.htm).
Первый заместитель председателя Государственной Думы Л. Слиска высказала надежду, что «у депутатов хватит здравого смысла вообще не рассматривать этот вопрос» (Там же).
Председатель Совета Федерации С. Миронов прокомментировал законопроект следующим образом: «Глядя на такие законодательные инициативы, можно подумать, что в России все другие вопросы решены…» (Спикер Совета Федерации не видит смысла в новых поправках, касающихся гомосексуалов // http://gay.ru/news/rainbow/2002/05/17a.htm.
9 В частности, А. Вульф выступил в поддержку протестующих против принятия законопроекта в ходе митинга у здания Государственной Думы, организованного Транснациональной радикальной партией, и в своем заявлении назвал законопроект Райкова и его коллег «прямо нарушающим фундаментальные права человека, вводящим дискриминацию по признаку сексуальной ориентации и сеющим в обществе… ненависть и рознь» (Заявление депутата Государственной Думы А. Вульфа // http://www.gay.ru/news/rainbow/2002 /04/28b.htm). Лидер фракции СПС Б. Немцов поддержал позицию А. Вульфа (А. Вульф разработал проект закона о введении уголовной ответственности за разжигание сексуальной розни // http://gay.ru/news/rainbow/2002/04/28.htm. Б. Немцов не хочет, чтобы власть влезала в постель к народу // http://gay.ru/news/rainbow/2002/04/29.htm.
10 Так, Р. Абдулатипов, представитель Саратовской области в Совете Федерации, заявил, что «эту статью давно надо было вернуть в Уголовный кодекс». «Гомосексуализм не отвечает ни нашим традициям, ни нашим обычаям; это ненормально» (Р. Абдулатипов поддержал инициативу депутатов Госдумы ввести уголовное наказание за гомосексуализм // http://gay.ru/news/rainbow/2002/04/24a.htm.
11 «Данная мера нецелесообразна и недопустима». «Если существует проблема, то ее надо решать, но не путем введения уголовной ответственности». (Дума вряд ли будет рассматривать гомофобные поправки к закону // http://gay.ru/news/rainbow/2002/04/25a.htm).
12 Так, И. Кон заявляет: «Уверен, что этот законопроект, как и аналогичное предложение депутата Митрофанова, даже не будет обсуждаться в Думе».
13 На это указывают и слова самого Г. Райкова: «В 2003 г. депутаты пойдут на перевыборы, многие по одномандатным округам - чтобы спокойно смотреть в глаза избирателям, им принятие этого закона жизненно необходимо» (Без поправок в УК РФ, считает Райков, «депутаты не смогут смотреть в глаза избирателям» // http://gay.ru/news/rainbow/2002/ 04/30a.htm).
14 Nicolas Alekseyev. - Homosexuality in Russia: Current Legal Trends // ILGA-Europe Newsletter. - Vol. 2, issue 1, August 2002. - P. 16.
15 Подробный анализ российского законодательства в части регулирования правового положения сексуальных меньшинств см.: Алексеев Н. Правовое регулирование положения сексуальных меньшинств: Россия в свете практики международных организаций и национального законодательства стран мира. М., 2002; Права человека в регионах Российской Федерации. М., 2002. С. 273-279.
16 Nicolas Alekseyev. - Homosexuality in Russia: Current Legal Trends // ILGA-Europe Newsletter. - Vol. 2, issue 1, August 2002. - P. 15.
17 По словам Н. Алексеева, «исследования показывают, что во всем мире процесс утверждения прав сексуальных меньшинств характеризуется совершенно определенной последовательностью шагов: невозможно законодательно разрешить однополые браки в стране, где отсутствует защита геев и лесбиянок от дискриминации по признаку сексуальной ориентации в самых различных сферах».
18 Глава партии Г. Райков даже заявил, что она намерена идти на парламентские выборы 2003 г. с твердым намерением ввести уголовное преследование «нетрадиционных сексуальных течений» (Партия Райкова хочет восстановить смертную казнь и посадить гомосексуалистов // http://www.newsru.com/russia/30nov2002/ray.html).
19 Г. Райков: «Я брезгливый человек. Я не пожму руки мэрам Парижа и Берлина» // http://gay.ru/news/rainbow/2002/04/30b.htm.
20 Данные опросов ВЦИОМ предоставлены А. Гражданкиным, заместителем директора ВЦИОМ, руководителем отдела общественных связей.
21 См. об этом: Права человека в регионах Российской Федерации. М., 2002. С. 273-279.