Правозащитники: выходцев с Кавказа пытают в местах лишения свободы

Цветок душистых прерий - Лаврентий Палыч БерийВыходцев из Чечни, давших признательные показания под пытками и в результате осужденных на большие сроки лишения свободы, продолжают пытать в тюрьмах и колониях, заявили российские правозащитники.

 

 

Некоторые из начальников колоний - сами бывшие военные, побывавшие в Чечне. Мстить чеченцам они начинают без какой-либо рациональной цели - отметила на пресс-конференции 10 февраля 2009 года председатель Комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина.

В одной из колоний во время утреннего намаза (молитвы) мусульман по громкой связи включают фривольные частушки. Возмутившегося против этого чеченца отправили в карцер, отметил руководитель комитета "Добро без границ" бывший глава Общества российско-чеченской дружбы Имран Эжиев.

Руководитель движения "За права человека" Лев Пономарев заявил, что в Фонд защиты прав заключенных ежегодно поступают сотни жалоб от заключенных на издевательства и пытки в местах лишения свободы. Многие из них, по словам Пономарева, - от выходцев с Кавказа.

В настоящее время в колонии ЛИУ-15 (лечебно-исправительное учреждение) в Волгоградской области пыткам подвергается заключенный чеченец Зубайр Зубайраев. Об этом на пресс-конференции сообщили сестра Зубайра Малика и Имран Эжиев, которому удалось добиться встречи с заключенным.

Имран Эжиев продемонстрировал журналистам фото Зубайраева со следами пыток. На фото бинты Зубайраева, которыми перевязаны раны, сочатся гноем. На личной встрече Зубайраев пояснил правозащитнику, что в качестве дополнительного наказания бинты ему не меняли уже месяц.

Как пишет "Кавказский узел", фото удалось сделать на личной встрече с заключенным. В администрации исправительной колонии ЛИУ-15 в Волгограде фотографии сделать разрешили, заявив Эжиеву, что "заключенный сам нанес и расковыривает свои раны, привлекая к себе внимание" - рассказал правозащитник.

Между тем, сотрудники колонии пригрозили "добить" Зубайраева, если он не прекратит жаловаться правозащитникам, сообщила сестра Зубайра Малика на пресс-конференции.

Зубайр Зубайраев во время военных действий в Чечне выехал в Австрию, где на время получил статус беженца. Вскоре после его возвращения в Россию в 2007 году Зубайраев был задержан сотрудниками силовых структур. Некоторое время родственники ничего не знали о его местонахождении, сообщила Малика Зубайраева.

В августе 2007 года Зубайраев был приговорен к пяти годам лишения свободы "за нападение на сотрудника силовых структур и хранение оружия". Вскоре он был направлен в колонию в Волгограде. Когда ему удалось связаться с сестрами, Зубайраев сообщил, что его избивают.

На личном свидании Зубайр узнал сестер по голосу - его глаза заплыли от побоев, сказала Малика Зубайраева.

Жалобы в администрацию колонии, прокуратуру, а также обращение к уполномоченному по правам человека в России Владимиру Лукину пока не принесли результата. За чеченца вступилась международная правозащитная организация Amnesty International. На пресс-конференции было распространено заявление организации в его защиту.

На пресс-конференции Светлана Ганнушкина представила обзор "Чеченцы в пенитенциарной и судебной системе". Скорее всего, обзор станет частью ежегодного доклада Правозащитного Центра "Мемориал" о пытках заключенных - выходцев с Северного Кавказа - в исправительных колониях, отметила правозащитник.

В обзоре Светлана Ганнушкина привела примеры пыток, ставшие известными правозащитникам.

Так, из колонии Томск-3 г. Томска поступило сообщение о том, что осужденный Ислам Исаевич Таипов, отбывающий срок 14 лет за участие в вооруженной группе, подвергается непрестанным пыткам и насилию. Один из заключённых, содержавшихся вместе с ним, выучив наизусть его записку, во время свидания попросил своих близких пересказать ее содержание любому чеченцу, которого они встретят на воле.

Нужно отметить, что колония, в которой оказался Ислам Таипов, считается "красной" зоной, известной своей жестокостью. Однако то, как начальство и охрана обращаются с Исламом, - редкость даже для этого места, говорится в обзоре.

Жалоба Таипова принята для рассмотрения в Страсбургском суде. Таипов утверждает, что в ходе предварительного следствия дал признательные показания под пытками.

Родственники Ислама опасаются, что он может не дожить до рассмотрения дела в ЕСПЧ. Они говорят, что в первый же день, когда Таипов поступил в колонию, 16 мая 2008 г., его раздели догола и натравили на него собак. На его теле до сих пор отчетливо видны шрамы от укусов. После этого его 15 дней держали в ШИЗО (штрафном изоляторе) голым и ежедневно избивали.

Во время поездки в Томск родственники Ислама Таипова добились встречи с начальником колонии, однако тот заявил, что на происходящее внутри зоны он не в состоянии повлиять.

Рустам Таипов, старший родственник Ислама, осужденный по одному с ним делу, на сегодняшний день содержится в колонии Нижегородской области. По словам сотрудника этой зоны, приказ "прессовать" чеченцев (а после грузинских событий - и грузин), якобы, "пришёл из Москвы".

Фарид Хайрулаевич Исраилов, осужденный на 5 лет и отбывающий срок в исправительной колонии г. Томска, по словам матери, подвергался избиениям, в результате чего у него были сломаны ребра. После жалобы матери начальник колонии снова избил заключенного, сломал ему нос. После этого Исраилова посадили на 6 месяцев в ШИЗО.

О том, что происходит с сыном, мать узнала от освободившегося заключенного. Он сообщил, что Фарида избивают систематически, однажды чуть не задушили полотенцем.

Матери удалось встретиться с сыном, она обнаружила на его теле следы пыток. Однако в ходе проверки, проведенной по итогам поданной в администрацию колонии жалобы, факты пыток "не подтвердились", говорится в обзоре.

Ислам Саид-Ахмедович Бациев, 1977 г. р., находится в исправительной колонии УШ-382/4 в г. Пугачеве Саратовской области. Его жена обратилась в Правозащитный центр "Мемориал" с жалобой на жестокость, с которой преследуют в тюрьме ее мужа: его избивают, не позволяют совершать молитвы, требуя от заключенного показать некое официальное разрешение на намаз.

Состояние его она описывает так: "Я увидела его избитым, 2 левых ребра были сломаны, нога была опухшая, голова была опухшая от шишек, правая почка была отбита, был бледный и слабый".

При этом необходимо подчеркнуть, заявили на пресс-конференции правозащитники, что в ряде российских мест лишения свободы сформировался целый комплекс экзекуций, применяемый к исповедующим ислам, особенно - к выходцам с Северного Кавказа, чеченцам и ингушам.

Так, в ряде зон совершающим намаз угрожают наказанием охранников и администрации за "нарушение режима"; есть сведения, что в некоторых учреждениях мусульманская молитва находится под открытым запретом.

Многие чеченские заключенные рассказывают о том, что их принуждают есть то, что приготовлено исключительно с использованием свинины, которую мусульмане не употребляют в пищу, не давая иной еды.

В некоторых местах лишения свободы не разрешается даже читать Коран, говорится в обзоре, подготовленном правозащитниками.

Жители Чечни не раз выступали с требованием перевести заключенных-чеченцев в тюрьмы республики, так как во многих российских тюрьмах чеченцы подвергаются преследованиям по национальному признаку.

Так, на митинге 29 октября 2007 года несколько десятков чеченских женщин провели в Грозном акцию протеста, требуя перевода заключенных чеченской национальности из российских регионов в колонии на территории Чечни.

Весной 2007 года появилась информация о том, что во время встречи главы Чечни Рамзана Кадырова с заместителем начальника Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России генералом Эдуардом Петрухиным была достигнута договоренность о том, что заключенных-чеченцев переведут для отбывания срока наказания в тюрьмы на территории самой республики.

Утверждалось, что на перевод могут рассчитывать практически все заключенные, за исключением лиц, приговоренных к пожизненному сроку заключения.

Однако в конце сентября выяснилось, что этого не произойдет.

Многие жители республики возмущены тем, что ФСИН не намерена переводить чеченцев, отбывающих наказание в российских колониях, в Чечню. Отказ руководства ФСИН от договоренностей вызывает недоумение также у чеченских чиновников.

В настоящее время на территории Чечни действует колония строгого режима в поселке Чернокозово Наурского района, два следственных изолятора и два поселения в городе Аргун и поселке Ханкала. В общей сложности здесь отбывают наказание около 700 человек.