Десять лет без Галины Старовойтовой

Галина Старовойтова"Хочется надеяться на лучшее, хочется надеяться, что возникнет, в том числе и нашими усилиями, режим, в котором такого рода убийства не будут повторяться с такой регулярностью. Но для этого нужны именно усилия, а не ожидания..."

 

 

Сергей Арутюнов, член-корреспондент РАН, заведующий отделом Кавказа Института этнологии и антропологии РАН:

Десять лет назад не стало Галины Старовойтовой. Это была огромная потеря для нас всех, для России. Она сыграла очень большую и очень положительную роль во всех событиях, касающихся национального вопроса, в разрешении разного рода этнических противоречий и конфликтов, которые имели место в нашем отечестве в конце восьмидесятых и в течение всех девяностых годов.

Я хорошо знал Галю: она была сотрудником сначала ленинградской части нашего института (теперь это самостоятельный Музей антропологии и этнографии), а потом и московской. Мы познакомились задолго до того, как она стала политиком Галиной Старовойтовой, - я знал просто молодого ученого, очень хорошего человека, с которым мы были дружны, можно сказать, домами были дружны. И я наблюдал за тем, как она постепенно становилась политиком. Ее первая книга была результатом исследования малых этнических групп в Ленинграде, в том числе и армян. И это помогло ей понять и почувствовать настроения, переживания армянского народа. Потом карабахские события вынесли ее на гребень политической волны.

С конца 80-х годов мы сотрудничали в области изучения этнических проблем, которые стоят перед нами в России, и попыток решения этих проблем в разных местах - например, в Карачаево-Черкесии, а потом и в Чечне. Галя стремилась не допустить кровавого конфликта между центральной властью и Чечней, пыталась как-то воздействовать на Ельцина, но Ельцин уже в это время обращал мало внимания на мнения своих первоначально ближайших сторонников помощников, так что предотвратить чеченский конфликт не удалось, хотя это было возможно: все зависело от личных амбиций Дудаева с одной стороны и Ельцина - с другой.

Точно так же, как сейчас скорее всего то ужасное состояние, в котором находятся российско-грузинские отношения, зависит от личных амбиций Саакашвили и Путина. Если бы сейчас Галя была жива, то, наверное, и здесь она вмешалась бы и могла бы сыграть позитивную роль. Но, увы, Гали нет, и очень многое идет не так, как могло бы идти, если бы она была жива...

 

Галина Старовойтова

Георгий Сатаров, президент фонда ИНДЕМ:

Десятилетие с момента убийства, которое мы вспоминаем, совпало с началом судебного процесса по убийству Анны Политковской. Наверное, это совпадение неслучайно, потому что напоминает нам, насколько мы забывчивы и равнодушны. Если говорить цинично, можно задать себе вопрос: а какое политическое убийство будет расследоваться, когда будет двадцатилетие со дня смерти Галины Старовойтовой? И это на самом деле самое страшное...

Хочется надеяться на лучшее, хочется надеяться, что возникнет, в том числе и нашими усилиями, режим, в котором такого рода убийства не будут повторяться с такой регулярностью. Но для этого нужны именно усилия, а не ожидания.

Валерий Борщев, правозащитник, депутат Госдумы в 1994-1999 годах:

Я как раз незадолго до смерти Гали с ней разговаривал перед отъездом в командировку. Она была очень встревожена ситуацией в Кремле, ситуацией, которая тогда сложилась вокруг президента Ельцина. Она мне тогда не сказала, какие конкретно разговоры там велись, - говорила только, что ситуация очень тревожная.

Насколько я понимаю, она имела в виду разговор о подготовке преемника. Мы собирались поговорить после моего возвращения из командировки, но она была убита. Это была огромная потеря для нашей страны, для нашего общества.

Галя была одним из центров создания демократической России. И организации с этим названием, которую она возглавляла, и страны, которая должна была строить демократию.

Она была человек очень смелый, не боялась остаться в меньшинстве. Я прекрасно помню, как в Думе, когда на нее нападали, она давала отпор всем недоброжелателям, а их было множество. Твердость ее позиции была необычайно сильна. И в то же время она была талантливый политик...

Галя не была сторонником столь модной сейчас в России и вообще в мире Realpolitik, которая признает только силу и исходит исключительно из прагматических интересов. Она принадлежала к тому направлению, которое Сергей Адамович Ковалев назвал "политическим идеализмом". Она была ярким представителем этого политического направления.

Идеалисты погибают. Идеалисты не могут прижиться в этом мире и одержать внешнюю победу, но внутреннюю победу они одерживают, и сегодня, когда большинство политиков стали банкротами в моральном и политическом отношении, Галя осталась человеком, который являет собой пример нравственности в политике, человеком последовательным, человеком твердым в отстаивании демократических идей, независимо от того, кто в силе, кто наверху.

Я думаю, что то направление, к которому принадлежала Галя, к которому я и себя причисляю, в итоге победит, потому что нынешние циники уже банкроты, а в ближайшее время они станут абсолютными банкротами. Цинизм в политике бесперспективен, и хотя общество сегодня, к сожалению, поддерживает это направление, умиляется политическому шуту, которого приглашают на телеканалы и который являет собой пример цинизма, - это только проявление болезни общества.

Общество тяжело больно, и лечить его надо именно примером Галины Старовойтовой. Примером преданности нравственным ценностям и идеалам. И неслучайно Андрей Дмитриевич Сахаров прекрасно относился к Гале. Это люди близкие, люди одного поля. Я думаю, что в итоге победит то, что строила Галя. Когда - не знаю. Но победит.

Материал подготовила Мария Калужская, "Грани"