Дело Бахминой: все больше вопросов

Светлана БахминаВ последние две недели главным источником информации о положении бывшего юриста ЮКОСа Светланы Бахминой стала Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН), выступающая с неоднозначными и противоречивыми заявлениями, иногда даже от имени самой Бахминой. В то же время к Бахминой не допускают ее защитников. Ситуация вызывает все больше вопросов.

 


Восстановим хронологию событий. Адвокат Роман Головкин рассказал "Новой", что в последний раз он видел свою подзащитную 17 октября в мордовской центральной тюремной больнице ЛПУ-21. Прошение о помиловании к этому моменту было написано, а настроение у Светланы было "самым решительным". Адвокат рассказал ей о дискуссии, в центре которой она оказалась. Удивленная Светлана попросила поблагодарить всех за сочувствие. Адвокат и ее подзащитная условились о дне подачи ходатайства.

20 октября Светлана Бахмина опустила документ в специальный почтовый ящик, а 21 октября Роман Головкин рассказал о произошедшем СМИ.

22 октября в больницу ЛПУ-21 пришел второй адвокат Бахминой Руслан Смакаев. В канцелярии среди не разобранной почты он нашел прошение Светланы, документ зарегистрировали в спецжурнале.

В тот же день ФСИН заявила, что прошение "ни в УФСИН по Мордовии, ни в администрацию колонии не поступало". Защитников обвиняют в "неуместной пиар-акции".

23 октября появляется заявление президентской администрации о том, что они не получали ходатайства Бахминой. Такие заявления будут распространяться вплоть до 28 октября. Для этого ФСИН пользуется в основном посредничеством агентства "Интерфакс".

Адвокаты признаются "Новой", что о судьбе Бахминой им становится известно только по отрывочным сведениям.

27 октября Руслан Смакаев снова попытался навестить Светлану в ЛПУ-21, однако адвокату сообщили, что по состоянию здоровья ее перевели в гражданскую больницу ФСИН в поселке Явас, и из-за высокого кровяного давления не пускают к ней посетителей.

Ситуация повторяется каждый раз, когда защитники приходят навестить Светлану.

29 октября в спецотделе ЛПУ-21 "Новой" заявили: "Судьба прошения? Да, оно у нее (Бахминой. — Ред.) на руках. Она его отозвала обратно 25 октября. По каким причинам, не знаю". Адвокаты не могут подтвердить или опровергнуть эту информацию, поскольку не могут встретиться с Бахминой и узнать мотивы ее решения: "Мы не понимаем, что происходит".

30 октября директор ФСИН Юрий Калинин на пресс-конференции заявил: "Никакого заявления от Бахминой ни в администрацию колонии, ни в комиссию по помилованию не поступало. Сообщают, что якобы она подавала прошение ранее, и оно было зарегистрировано в больнице, где она находится. Никогда в больнице такие вещи не регистрировались — это учреждение временного пребывания. А в колонии, где она находилась, этого не было".

31 октября защитники получили от начальника ЛПУ-21 Олега Клишкова подтверждение того, что ходатайство все-таки было. В письме он сообщил, что Светлана Бахмина подала прошение 22 октября в 15.00, в тот же день оно было зарегистрировано в журнале учета ходатайств, а 24 октября Бахмина написала заявление об отзыве ходатайства.

Адвокаты не оставляют попыток встретиться с подзащитной. 5 ноября "Интерфакс" передает слова начальника УФСИН по Мордовии Виктора Малькова: "Светлана Бахмина просит ее не беспокоить". По словам чиновника, 5 ноября на его имя поступило заявление от Светланы Бахминой, в котором "она ставит его в известность", что "в связи с многочисленными обсуждениями в различных СМИ прошу вас проинформировать всех заинтересованных лиц о том, что в настоящее время по состоянию здоровья я не хотела бы ни с кем встречаться, кроме лечащих врачей и родных".

Журналист Николай Сванидзе — один из членов Общественной палаты, подписавших открытое письмо в защиту Светланы Бахминой, — заявил "Новой":

— Мы сейчас всем этим занимаемся — Генри Резник, Алла Гербер, Евгений Ясин, Павел Гусев, Леонид Рошаль, Анатолий Кучерена и я. Общаемся с руководством ФСИН, по своим каналам пытаемся выяснить, что происходит. Если появится такая возможность и если она, естественно, не будет против, мы все-таки попытаемся к ней прорваться. Но, с другой стороны, ситуация очень тонкая: женщина в соответствующем положении лежит в больнице и просит ее не дергать.

Ситуация не становится понятнее. Адвокаты по-прежнему не могут связаться со своей подзащитной. Это, кстати, по словам адвоката Юрия Шмидта, является грубым нарушением закона: "Обвиняемый вправе иметь свидания с защитниками наедине в любом количестве и без ограничений времени. Кроме, конечно, клинических случаев, не прописанных в законе, когда, например, больной находится в инфекционном отделении".

Что же на самом деле происходит со Светланой Бахминой? Из-за странного поведения тюремщиков предположить можно что угодно. Но очевидно одно: либо она подверглась давлению, либо чиновники почему-то пытаются скрыть сведения о состоянии ее здоровья. Правда, на прошлой неделе Светлана позвонила своему мужу из больницы и рассказала ему, что "чувствует себя удовлетворительно", а с питанием "все нормально".

P.S. По словам Романа Головкина, приблизительные сроки родов Светланы — 5—20 декабря. Хотя врачи ей сказали, что после 15 ноября роды могут произойти в любой день.