Олег Басилашвили: "Мне стыдно за руководство Грузии и руководство России"

Олег БасилашвилиАктер Олег Басилашвили: "Я полагаю, что наши связи между грузинами и русскими никогда не должны быть прерваны. И то, что сейчас происходит, я полагаю, преступление..."

 

 


Я недавно был в Тбилиси, там снимали фильм, и зашел во двор, который приютил меня в 41-42 году. И меня совершенно незнакомая мне семья приняла, там угостила кофе, чаем, вино, что у них было. Вы знаете, они говорят по-русски, хотя с акцентом, но значительно лучше, чем я. Потому что у них та самая русская культура, которая была привита еще, видимо, начиная с Георгиевского договора.

Гигантская ответственность лежит на нас, на деятелях культуры в том, чтобы это скорее было забыто. Или не было бы забыто, а приобрело определенную, общую для нас всех оценку. Для нас гигантская задача у российских деятелей культуры сделать все для этого.

Я наблюдаю наши телевизионные программы, которые в основном делаются для того, на мой взгляд, чтобы превратить зрителей телевидения в послушную быдлообразную массу, гогочущую, регочущую, не думающую только ни о чем, только о том, чтобы поскорее ему пощекотали живот.

Вот, на мой взгляд, деятели культуры, театра, кинематографии, писатели, художники и т.д. и т.д. должны сделать все, чтобы воспитывать в наших людях, в русских людях все то, что воспитывалось великой русской культурой. Гуманизм, доверчивость, любовь, уважение к другим народам.

То же самое, мне кажется, лежит такая же ответственность и на грузинских деятелях культуры. Зная их, в основном ушедших от нас на тот свет, моих дорогих товарищей Додо Алексидзе, Коте Махарадзе, Софико Чиаурели и многих, многих других людей, я знаю, что грузинский народ таит в себе громадную потенцию интеллектуализма, и этот интеллект грузинского народа, и прежде всего, его передовых деятелей культуры послужит тому, о чем я сейчас говорю.

Потому что есть соображения выше, значительно выше национальных соображений. Есть общечеловеческие соображения.

Мы все плывем в одной лодке. Лодка эта называется Земля. Сейчас, кроме ужасов, стыда, за себя, за Грузию, за руководство Грузии, за руководство нашей страны, я ничего не испытываю. Я нахожусь в полной растерянности, но я убежден в том, что лучшие представители российской, грузинской культуры сделают все необходимое".