"В Южной Осетии грабят и жгут грузинские села"

12 августа правозащитники из Хьюман Райтс Вотч в Южной Осетии наблюдали догоравшие грузинские села, подожженные югоосетинскими ополченцами, и были очевидцами грабежей со стороны ополченцев.

 

 


Из первых рук нами также получена информация о судьбе осетин, которые бежали от грузинских войск во время грузино-российского конфликта вокруг Южной Осетии.

Вечером 12 августа наши сотрудники, проезжая по дороге из Джавы в Цхинвали, были свидетелями страшной картины разрушений в четырех грузинских селах. По словам немногих оставшихся мирных жителей, их разграбили и подожгли передвигавшиеся по той же дороге югоосетинские ополченцы. По направлению к Цхинвали действительно шло множество машин с ополченцами и российский военный транспорт.

За минувший день было сожжено значительное число домов в селах Кехви, Нижние Ачавети, Верхние Ачавети и Тамарашени. Наши сотрудники застали еще дымящиеся развалины. Села практически обезлюдели за исключением немногих стариков и инвалидов, которые либо не могли уйти, либо остались, чтобы попытаться спасти имущество и скот.

"Оставшиеся в этих уничтоженных грузинских селах жители оказались в отчаянном положении без средств к существованию, без помощи, без защиты. Им попросту некуда идти", - говорит Таня Локшина из Хьюман Райтс Вотч.

В селе Нижние Ачавети нашим сотрудникам удалось поговорить с пожилым мужчиной, который отчаянно пытался спасти тлеющий дом, заливая его мутной водой из родника, которую он носил двумя канистрами. По его словам, подавляющее большинство жителей, в том числе и его семья, ушли из села с началом активных военных действий между грузинскими войсками и югоосетинскими формированиями 8 августа, однако сам он решил остаться, чтобы присмотреть за скотиной. Он говорит, что 11 августа к нему пришли югоосетинские ополченцы, хотели забрать кое-что из домашней утвари. Встретив отказ со стороны хозяина, они подожгли дом и ушли. У него не осталось ни воды, ни пищи, руки были обожжены, волосы обгорели: по-видимому, он безуспешно пытался потушить пожар и находился в состоянии шока. По его словам, в деревне осталось человек 5 - 10 стариков и больных, все в таком же отчаянном положении, много домов сожжено.

В селе Кехви многие дома были подожжены между 18:30 и 19:30 часами 12 августа - когда сотрудники Хьюман Райтс Вотч проезжали мимо, они еще горели. Две пожилые женщины со слезами рассказывали о случившемся. По словам одной из них, проезжавшие югоосетинские ополченцы остановились у ее дома и "что-то бросили", отчего дом загорелся. Ей ничего спасти не удалось, и на момент разговора с нашими сотрудниками она даже не могла войти в дом, охваченный огнем. Денег при себе у нее не было, и как жить дальше в этой ситуации, она не представляла.

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч также наблюдали, как в селе Нижние Ачавети вооруженные югоосетинские ополченцы в камуфляже выносили из домов и грузили на машины мебель, телевизоры, обогреватели, чемоданы, ковры и одеяла. Объясняя их действия осетинский мужчина заметил: "Конечно, теперь у них есть право забирать у грузин, потому что они своих вещей лишились в Цхинвали и в других местах тоже".

В Джаве представитель местной администрации сообщил Хьюман Райтс Вотч, что арестованы два человека, которые грабили грузинские села, но при этом он настаивал, что это не югоосетинские ополченцы. Его коллега, однако, заметил: "А разве они [грузины] с нами по-другому поступают? Эти старики не должны жаловаться, пусть радуются, что живы остались".

Применимые нормы международного гуманитарного права запрещают нападения на гражданское имущество, грабежи и мародерство. Лица, включая командиров, причастные к преднамеренному или неоправданному уничтожению или к разграблению гражданского имущества, совершают военные преступления. Гуманитарное право также запрещает акты насилия или угрозы насилием, главной целью которых является посеять страх среди гражданского населения.

Российский министр внутренних дел Р.Нургалиев заявил, что против мародеров будут приниматься "решительные и жесткие" меры.

"Российское правительство должно сдержать обещание наказывать мародеров, но главное - это обеспечить, чтобы все стороны ограждали гражданское население от последствий конфликта", - говорит Холли Картнер, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии.

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч беседовали также с осетинскими беженками из югоосетинского района Ленингори (из горных сел Циначари, Монастери, Закори, Цубени и Цаир). Они говорят, что ушли с детьми и стариками, когда их села заняли грузинские войска в ночь на 8 августа.

Беженцы несколько дней провели в лесах, ненадолго заходя в соседние села, после чего их подобрали югоосетинские ополченцы и доставили в Джаву. Эта группа из примерно 100 человек на ночь разместилась в школе. 13 августа их должны были на автобусах отправить в Северную Осетию.

Рассказывает женщина из села Циначари:

Грузины пришли в село часа в два ночи. Нам сказали, чтобы не боялись, что если мужчины наши стрелять не будут, то и они стрелять не будут. В воздух постреляли, наверное, припугнуть хотели. По домам пошли, документы проверяли, у кого-то из соседей даже паспорт забрали. Еще молодых ребят искали, мужчин. У нас мужчины к этому времени все ушли уже - они в ополчение пошли, в лесу прятались. Еще грузины оружие искали, но мужчины-то наши с оружием ушли, так что чего искать-то. Мы испугались очень, не могли в селе оставаться, пока грузины там были, так что мы тоже в лес ушли. Первую ночь вообще шли без передышки.

Женщина из села Цаир, ушедшая из дома с двумя малолетними детьми, говорит, что у нее муж и брат в ополчении. По ее словам, грузинские солдаты забрали из дома все деньги, оставшееся ружье и паспорта проживающих (у всех российское гражданство).

Еще одна беженка из села Циначари рассказывала, как 8 августа ее группу остановили в лесу грузинские военные: "Скажите вашим мужчинам, чтобы огонь не открывали. Если они стрелять не будут - мы тоже не будем".

Все время, пока беженцы скрывались по лесам, им помогали югоосетинские ополченцы, в основном - родственники. Когда ополченцы везли их в Джаву, вместе с ними везли одного раненого. Он также был ополченцем. По словам женщин, им сказали, что в горах его захватили грузинские солдаты, избили, после чего отпустили. У этого человека было сломано несколько ребер.