Фонд "Общественный вердикт" добился отмены дискриминационного штрафа

Чиновники вменяли Фонду "распространение информационных материалов без маркировки "иностранный агент"" (ч. 2 ст. 19.34 КоАП РФ). Дело против правозащитников прекращено. Решение вступило в законную силу.

Судья Московского городского суда Илья Козлов отменил решение судьи Тверского районного суда Москвы Алеси Ореховой, которая в марте этого года оштрафовала Фонд "Общественный вердикт" на 400 тысяч рублей.

В 2015 году Роскомнадзор усмотрел в деятельности правозащитной организации нарушение закона об "иностранных агентах", был составлен протокол об административном правонарушении. Конкретно претензии фонду были предъявлены за четыре новости на сайте www.publicverdict.ru.

С точки зрения госчиновников, именно информирование общественности о работе "Общественного вердикта" и нарушает закон "об иностранных агентах".

В первой новости говорится о подтверждении приговора Верховным судом Кабардино-Балкарии сотруднику полиции, избившему подростков, во второй – о награждении директора фонда "Общественный вердикт" Натальи Таубиной международной правозащитной премией им. Роберта Ф. Кеннеди. Третья заметка посвящена оспариванию организацией статуса "иностранного агента" в суде. Еще в одной новости речь идет о жительнице Перми, потребовавшей у государства компенсацию в 3,5 миллиона рублей за смерть супруга, погибшего от полицейских пыток.

С лета 2015 года НКО начали штрафовать за отсутствие маркировки "иностранный агент" на их материалах. Многие независимые организации были вынуждены ликвидироваться из-за невозможности платить непомерные штрафы.

2015 год и начало 2016 года охарактеризовались усилением государственного контроля (зачастую произвольного) за деятельностью некоммерческих организаций в России и созданием новых правовых проблем их существования, что поставило под вопрос легальное существование и осуществление в России деятельности НКО в качестве необходимого элемента независимого гражданского общества, – подчеркивается в исследовании "Развитие гражданского активизма вопреки: российские НКО после законодательства об "иностранных агентах".

К концу 2015 года в реестре "агентов" было уже 109 организаций. Организации, которые были назначены чиновниками минюста "агентами", подвергались несоразмерно крупным штрафам, сталкивались с репутационными и финансовыми издержками, некоторые вынуждены были объявить о ликвидации.

Наиболее целенаправленным преследованиям подвергаются экологические и правозащитные НКО. Генеральная Ассамблея ООН на 70-й сессии в 2015 году приняла Резолюцию, которая признает важную роль правозащитников и необходимость их защиты. Резолюцию поддержали 117 стран стран мира.

Комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс в специальном Докладе в 2015 году подчеркнул, что "новые нормы привели к закрытию целого ряда правозащитных организаций, а другие НКО теперь занимаются самоцензурой, перестраховываются, отказываясь участвовать в мероприятиях, которые могут быть расценены как "политические".

Международное правозащитное общество "Мемориал" в своём специальном заявлении подчёркивало: "<...> Концепция закона "об иностранных агентах" по сути не исходит из принципа верховенства права. Не существует ни одной проблемы, которую бы этот закон решал. Цели его инициаторов были сугубо политическими и конъюнктурными, а его формулировки вносят заведомо очевидную правовую неопределенность. Закон "об иностранных агентах" фактически вводит презумпцию виновности искусственно выделенной группы организаций <...>".

Крупнейшая в мире Международная правозащитная организация Amnesty International подчеркивает, что "так называемый "закон об иностранных агентах" — одна из серии мер, нацеленных на подавление гражданского общества и свободы выражения мнения в стране".

Российские НКО неоднократно выражали несогласие с законом и обжаловали его в том числе в Европейском суде по правам человека.

Правозащитники подчеркивают, что закон носит очевидно дискриминационный характер и имеет крайне негативный исторический контекст.

90 членов Русского ПЕН-центра, к которым присоединились историки, члены Вольного исторического общества, а также российские ученые, обратились к руководству Министерства юстиции РФ с требованием прекратить произвол в отношении общественных организаций, причисляемых к "иностранным агентам".