Правозащитники указали на признаки применения пыток к Шоипу Тутаеву

Проповедника Шоипа Тутаева, публично отказавшегося от своей критики в адрес главы Чечни Кадырова, неделю удерживали силовики, на его теле есть следы пыток, – сообщила глава Комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина.

"Власти добились дискредитации Тутаева в глазах его сторонников", – считают кавказовед Михаил Рощин и политолог Алексей Макаркин.

Проповедник Шоип Тутаев, уехавший из Чечни за рубеж и активно критиковавший Кадырова, был экстрадирован в РФ и на встрече с главой республики публично отказался от своих воззрений и критики. Опрошенные "Кавказским узлом" жители республики высказывают мнение, что Тутаев сделал это под давлением.

Шоип Тутаев был экстрадирован в Россию из Болгарии, и на родине его сразу же задержали чеченские силовики, – заявила глава комитета Комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина.

В течение недели после возвращения Тутаева в Россию о местонахождении проповедника сведений не было. Получив информацию о его исчезновении от чеченских коллег, Светлана Ганнушкина написала заявление Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой и в Совет по правам человека при президенте России с просьбой помочь найти Тутаева.

"Когда Тутаев прилетел в Россию, то ни с кем не связался – он не позвонил ни родственникам, ни друзьям… 12 августа мне сообщили, что Тутаев дома, и родственники просят аннулировать все поданные заявления. Но исполнить это невозможно – запросы-то уже сделаны", – рассказала Светлана Ганнушкина.

Все заявления правозащитников по поводу Тутаева остались без ответа, – отметила Светлана Ганнушкина.

По мнению Светланы Ганнушкиной, резкий отказ родственников Тутаева просить помощи у правозащитников и правоохранителей, – свидетельствует о том, что проповедника, возможно, пытали.

"Общение с родственниками моментально прекратилось после возвращения Тутаева домой. Это бывает лишь в одном случае: когда человека пытали, а потом угрожали, что если о пытках станет известно общественности, будет еще хуже", – отметила правозащитник Светлана Ганнушкина.

На то, что к Тутаеву, возможно, применялись пытки, указывают и характерные отметины на его руках, – подчеркнула Ганнушкина. "Они появляются, когда человека пытают током", – пояснила она.

История Тутаева стала очередным примером применения практики публичного унижения критиков властей в Чечне, считает Светлана Ганнушкина.

По мнению правозащитницы, этот инцидент аналогичен тем, что произошли с главой общественной организации "Живая нить" Таитой Юнусовой и жителями республики Адамом Дикаевым и Айшат Инаевой.

"Ждать, что эта практика прекратится сама собой, не стоит. Это произойдет только после смены власти в республике", – уверена Ганнушкина.

Типичной для Чечни ситуацию с Тутаевым назвал и старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Михаил Рощин. После "публичного покаяния проповедника" не исключено, что к нему негативно начнут относиться бывшие сторонники, коллеги и друзья, а также родственники.

Федеральные власти в курсе применения в Чечне метода публичного порицания противников власти, но препятствовать ему не будут, – уверен Рощин.

С тем, что метод публичного порицания в Чечне будет использовать и дальше, согласен и первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

"Метод имеет свои корни: он применялся еще в СССР в конце 1930-х годов XX века... Метод продолжил существование при Брежневе в борьбе с диссидентским движением, когда [некоторые сломленные КГБ] его представители публично каялись по телевидению, и после следовало снижение наказания. И таким образом, человек более не мог заниматься общественной деятельностью, поскольку был дискредитирован", – отметил Макаркин.

Источник: Олег Краснов, "Кавказский узел"