АДЦ "Мемориал" добился освобождения из СУВСИГа человека без гражданства

Тристан Тиркия, уроженец Грузии, лицо без гражданства, более года – с февраля 2015 года – содержался в "Специальном учреждении временного содержания иностранных граждан" (СУВСИГ) в Красном Селе.

Условия содержания в этом заведении были признаны Европейским Судом бесчеловечными и нарушающими ст.3 Конвенции. Хотя цель помещения в СУВСИГ – выдворение, совершенно ясно, что в случае Тиркия, не имеющего никакого гражданства, выдворить его было невозможно, а, следовательно, заточение в закрытом учреждении из "обеспечительной меры" превратилось в лишение свободы без цели и без конкретно обозначенных сроков.

О том, что Тиркия не обладает гражданством Грузии, стало известно еще в апреле 2015 года, а о документировании Тиркия судебные приставы безрезультатно ходатайствовали и того раньше – в феврале 2015 года, отмечает Антидискриминационный центр "Мемориал". И адвокат Тиркия Юрий Серов, и судебные приставы, которые не могли осуществить выдворение, обращались в Ленинский районный суд Санкт-Петербурга, однако в прекращении исполнения постановления о выдворении Тиркия судьей Корчагиной было отказано.

По мнению суда, на исполнение административного постановления закон РФ отводит два года, которые на момент обращения адвоката и приставов в суд не истекли, а ранее освобождение Тиркия законом не предусмотрено. Суд исключил любую возможность контроля обоснованности нахождения Тиркия в СУВСИГ до истечения срока исполнения постановления о выдворении. Отказ был обжалован адвокатом в Санкт-Петербургский городской суд.

Решением Санкт-Петербургского городского суда отказное постановление Ленинского районного суда было отменено, дело направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение. Решение городского суда содержит важные пункты, касающиеся случаев неосуществимого выдворения лиц без гражданства.

Во-первых, суд признал необходимым присутствие заявителя в суде (или хотя бы выяснение вопроса, хочет ли заявитель участвовать в судебном заседании) при рассмотрении заявления о прекращении выдворения. В большинстве подобных случаев заявители в суд не доставляются, что грубо нарушает их процессуальные права, так как они лишены права давать объяснения, предоставлять доказательства. У тех же людей данной категории, которые не имеют адвоката, производство по таким делам вовсе становится "заочным".

Во-вторых, городской суд указал на обязательность истребования у приставов всего материала исполнительного производства с целью проверки, что сделано для выдворения и может ли оно быть осуществлено. Эти действия крайне важны, так как суду следует понимать, действуют ли судебные приставы с должным усердием, чтобы содержание в СУВСИГ оставалось оправданным.

Важно и то, что в решении Городской суд ссылается на Европейскую Конвенцию – указывает и на бессмысленность и бессрочность заточения в СУВСИГ, и на бесчеловечные условия содержания там.

При новом рассмотрении Ленинский районный суд Санкт-Петербурга (в ином составе) правильно применил нормы международного права, обеспечил явку Тиркия в суд, истребовал необходимые документы у судебных приставов и сделал вывод о необходимости прекращения исполнительного производства по делу Тиркия.

К сожалению, законодательство РФ до сих пор так не было изменено, как того требует решение по делу "Ким против России", чтобы системно улучшить положение лиц без гражданства. Однако решение Санкт-Петербургского городского суда и Ленинского районного суда Санкт-Петербурга по делу Тиркия – редкие примеры положительной судебной практики в делах о неосуществимых выдворениях.