Басманный суд Москвы впервые отменил отказ в предоставлении статуса беженца

Басманный суд Москвы признал значительными нарушения ФМС, куда обратился с ходатайством о предоставлении статуса беженца афганец Мохаммад Анвар Ариф.

Действительно, в отказе миграционной службы были изложены обстоятельства, не имеющие ни малейшего отношения к Мохаммаду: его, женатого отца троих детей, хазарейца по национальности и мусульманина-шиита по вероисповеданию, назвали холостым таджиком-суннитом.

Гражданин Афганистана Мохаммад Анвар Ариф прибыл в Россию 13 июня 2015 года. С ходатайством о предоставлении статуса беженца он обратился в отдел по работе с соотечественниками, беженцами и вынужденными переселенцами УФМС России по Московской области 27 августа 2015 года.

26 ноября миграционная служба отказала ему в предоставлении статуса, поскольку он якобы "не соответствует определению "беженец".

После отказа Мохаммад обратился в Комитет "Гражданское содействие". На приеме выяснилось, что ходатайство у него принимали и рассматривали с грубейшими нарушениями процедуры. Ему не предоставили переводчика, а следовательно, и возможность сообщить о преследованиях, которым он подвергался на родине.

Обстоятельства дела, изложенные в отказе УФМС, не имеют к Мохаммаду никакого отношения.

Исключение составляют его паспортные данные и адрес, который был записан у него в телефоне. В документе указано, что Мохаммад по национальности (имеется в виду этническая принадлежность) – таджик (на самом деле – хазареец), исповедует ислам суннитского толка (на самом деле – шиитского), холост (на самом деле – женат, имеет троих детей), имеет начальное образование (на самом деле окончил 12 классов, а затем обучался на шестимесячных курсах, чтобы поступить на работу в полицию).

Написано, что "русским языком владеет свободно", что не соответствует действительности: к моменту обращения за статусом он знал по-русски лишь несколько слов, которые успел выучить за два с половиной месяца пребывания в РФ. Очевидно, ложные сведения о владении русским языком потребовалось включить в решение для того, чтобы оправдать отсутствие переводчика при приеме у него ходатайства.

Фактически сотрудники УФМС сфальсифицировали личное дело беженца, – заявляют в "Гражданском содействии".

Никаких сведений о том, чем Мохаммад занимался на родине, в решении нет. "Заявитель сообщил о нежелании возвращаться в страну исхода в связи с тем, что в настоящий момент там нестабильная социально-политическая обстановка, идет гражданская война", – указано в документе УФМС.

Однако в действительности никаких вопросов о причинах, по которым Мохаммад покинул Афганистан, ему не задавали. Приводимые в решении сведения о причинах его выезда являются полностью вымышленными.

"Если бы Мохаммад имел возможность сообщить УФМС, почему он не может вернуться на родину и просит убежища, он рассказал бы, что его преследуют талибы за службу в полиции и сотрудничество с Международными силами содействия Афганистану (ISAF).

О том, что в его двор дважды бросали гранаты, напали на его бензовоз, в котором перевозилось топливо для ISAF, похитили двух водителей. Он бы также сообщил о расследованиях, которые проводились по всем этим фактам", – рассказала адвокат Сети "Миграция и Право" Правозащитного центра "Мемориал" Роза Магомедова, представлявшая интересы Мохаммада в суде по обжалованию отказа.

Сотрудник Комитета "Гражданское содействие" Елена Буртина добавляет: "Подлог, совершенный сотрудником миграционной службы, имеет серьезное смысловое значение: афганские хазарейцы-шииты – этническое и религиозное меньшинство, которых талибы (сунниты) считают неверными и за это с начала возникновения движения открыто объявили объектом своего преследования.

Так что, помимо работы Мохаммада на правительство и сотрудничества с иностранцами, его этническая и религиозная принадлежность служат дополнительным мотивом для преследования со стороны талибов, а значит – дополнительным основанием в пользу предоставления ему убежища".

"Процедура приема ходатайства на статус беженца должна представлять собой собеседование по анкете, где около 50 вопросов, – говорит Елена Буртина. – Затем претендент на статус должен пройти так называемое „индивидуальное собеседование“ (интервью), в ходе которого он подробно излагает свою историю, кроме того, могут быть дополнительные собеседования (интервью) для прояснения тех или иных обстоятельств дела.

Обычно эти собеседования продолжаются много часов, иногда – не один день. В случае с Мохаммадом сотрудник миграционной службы вообще ни о чем не спрашивал его, только списал из паспорта его данные, а все остальное просто сочинил и сунул ему на подпись. Фактически это не просто нарушение процедуры, но полное ее отсутствие".

Адвокат Роза Магомедова помогла Мохаммаду составить жалобу на отказное решение УФМС по Московской области в ФМС России.

Но федеральный орган признал решение своего управления правомочным.

В мае 2016 года в Басманном суде Москвы состоялось два заседания по жалобе Мохаммада на отказ в предоставлении статуса беженца. ФМС продолжала настаивать на своей позиции, отраженной в решении об отказе.

Судья Галина Грабовская попросила предоставить документы, подтверждающие информацию об образовании Мохаммада, его профессии, семейном положении и так далее. На втором заседании, 30 мая, документы были предоставлены.

ФМС была против приобщения документов к материалам, поскольку они были якобы неверно оформлены. Судья Грабовская прислушалась к доводам адвоката Магомедовой, признала решение ФМС незаконным и необоснованным и отменила его.

"Басманный суд впервые отменил решение ФМС, – комментирует Буртина. – Вероятно, в этом случае нарушения были столь вопиющими, что судья не смогла закрыть на них глаза".

Мохаммаду предстоит дождаться вступления решения Басманного суда в силу, после этого он сможет подать повторное ходатайство о предоставлении статуса беженца.

Источник: Юлия Орлова, "Комитет "Гражданское содействие""