Чечня: политзаключенные в последнем слове заявили о своей невиновности

Украинцы Николай Карпюк и Станислав Клых, выступая перед присяжными Верховного суда Чечни с последним словом, в очередной раз заявили о своей невиновности. Оба признаны Правозащитным Центром "Мемориал" (Москва) политическими заключенными.

О ходе дела сообщает на своей ФБ-странице журналист Радио Свобода Антон Наумлюк.

Как пишут "Грани" , Николай Карпюк в своем выступлении подчеркнул, что его судят "за то, что он украинец, и за то, что Россия напала на его страну". Кроме того, он рассказал о пытках, которым подвергся в первые дни после ареста, и об угрозах российских силовиков так же пытать его малолетнего сына, живущего на Украине. Именно после этих угроз Карпюк, выдержав пытки, по его словам, согласился на оговор себя и других фигурантов дела.

Станислав Клых также заявил присяжным о пытках и показал следы, оставшиеся у него на теле от проводов под напряжением.

17 мая прошли прения сторон по делу, ранее дважды переносившиеся. Прокуроры Саламбек Юнусов и Сергей Блинников потребовали у присяжных обвинительного вердикта. Прокурор Блинников ссылался на первоначальные показания обвиняемых, от которых те позже отказались и несоответствие которых реальной ситуации в Чечне 1994-1995 годов ранее продемонстрировали очевидцы событий.

Тот факт, что основной свидетель обвинения – рецидивист Александр Малофеев – в 2000 году не мог воевать в Чечне, поскольку отбывал срок, прокурор Блинников отмел, заявив, что приговор свидетелю сфальсифицировала СБУ. "Так делают все спецслужбы в мире", – заметил обвинитель.

В свою очередь, адвокат Карпюка Докка Ицлаев подробно описал гибель 15 и ранение 10 российских солдат в Грозном. Согласно документам в деле, большинство из них попали под минометный обстрел и лишь один пострадал от стрелкового оружия. Однако калибр этого оружия был 7,62, тогда как Карпюк, по заявлению обвинения, стрелял из автомата Калашникова калибра 5,45. Клых же, который, как утверждают прокуроры, пользовался снайперской винтовкой Драгунова, находился там, где федералов не было вообще, добавил Ицлаев.

"Ни одной гибели от ножевых ранений в это время не зафиксировано, как и отрезанные пальцы, насилие черенком лопаты, – заметил адвокат по поводу обвинения фигурантов дела в пытках пленных федералов. – "Мемориал" собирал тогда подробнейшие свидетельства и не обнаружил ничего такого".

Относительно Малофеева Ицлаев заявил, что тот, вероятнее всего, вообще никогда не был в Чечне.

Адвокат Клыха Марина Дубровина проанализировала обстоятельства гибели и ранений оставшихся потерпевших. Относительно 10 погибших документальные свидетельства смерти вообще отсутствуют, заметила юрист, а следовательно, их нужно исключить из обвинения.

Илья Новиков, второй адвокат Карпюка, подчеркнул, обращаясь к присяжным: "Когда вы будете принимать решение, помните одну мысль: все обвинение строится на показаниях одного человека – Малофеева... И еще помните: защита в этом деле не испытывала ни малейшего давления со стороны руководства республики, на нас не давили. Идея обвинить Карпюка и Клыха в гибели российских военных появилась не здесь, не в Чечне. Это придумали посторонние люди, которые в 2014 году посчитали необходимым, опираясь только на показания Малофеева, осудить украинцев за то, чего они не совершали. Вашими руками эти люди хотят довести это до конца".

Николаю Карпюку вменяется часть 1 статьи 209 УК (организация банды), а киевскому журналисту и преподавателю Клыху – часть 2 этой же статьи (участие в банде). Кроме того, обоим инкриминированы пункты "в", "з", "н" статьи 102 УК РСФСР (умышленное убийство двух или более лиц в связи с выполнением ими служебного долга, совершенное по предварительному сговору группой лиц; санкция до смертной казни) и часть 2 статьи 15 – пункты "в", "з", "н" статьи 102 УК РСФСР (покушение на это же преступление).

По утверждению обвинения, в декабре 1994 – январе 1995 года Карпюк, Клых и другие участники "банд" якобы вели бои с российскими военными в Грозном на территории президентского дворца, а также на площади Минутка и железнодорожном вокзале. Карпюк, как заявляется следствием, возглавлял "банду" под названием "Викинг", а Клых был ее членом. В ходе этих боев, по уверениям прокуратуры, они "лишили жизни не менее 30 военнослужащих и не менее 13 военнослужащим причинили ранения различной степени тяжести". Обоим подсудимым вменяется участие и во второй чеченской войне.

Слушания по существу начались 26 октября 2015 года. Уже на третьем заседании, 28 октября, Исмаилов удалил Николая Карпюка из зала на все время судебного следствия, до начала прений сторон. 8 февраля 2016-го судья вынес такое же решение в отношении Станислава Клыха.

Таким образом, судебное следствие прошло в отсутствие подсудимых.

18 января по ходатайству Дубровиной Станислава Клыха направили на психиатрическую экспертизу. Юрист отмечала, что после ареста в результате пыток и издевательств у ее подзащитного начались нервные срывы. Если бы Клыха признали психически больным, то его дело было бы выделено в отдельное производство, а его самого направили бы на принудительное лечение. При этом признательные показания были бы поставлены под сомнения. Однако экспертиза, проводившееся амбулаторно в одной из грозненских больниц, объявила Клыха здоровым.

Николай Карпюк и Станислав Клых признаны Правозащитным Центром "Мемориал" (Москва) политическими заключенным, так как уголовное преследование осуществляется с нарушением права на справедливое судебное разбирательство.