Почему России необходимо изменить отношение к мигрантам и беженцам

Говорит адвокат и правозащитник организации "Миграция и право" Ольга Цейтлина, защищающая интересы мигрантов в российских судах и в Страсбурге.

Это системная проблема — отбирание детей у мигрантов.

По российскому законодательству мигранты должны содержаться совместно с детьми. И даже если они нарушают миграционный режим, то должны помещаться в центр для выдворения вместе с детьми. Но в этих центрах нет условий для содержания детей. А поскольку нет условий, их разлучают.

Да, надо выдворять, если человек нарушил миграционное законодательство, но надо выдворять так, чтобы не нарушить право на жизнь и право на совместное пребывание матери и ребенка.

Историю Дилафруз Наботовой: у беременной женщины отобрали двоих детей, поместили их в приют, а саму роженицу отправили в центр для выдворения, фактически под стражу, где она и родила. И ее с новорожденным младенцем выдворили, а двое ее детей остались в приюте "Транзит", и только через несколько месяцев их отправили на родину. Все это время и женщина, и ее дети испытывали колоссальный стресс.

В   центрах временного содержания в ожидании выдворения не живут, а сидят. Для лиц без гражданства (ЛБГ), которые после распада СССР по каким-то причинам не подтвердили российское гражданство, максимальный срок пребывания в таком центре — два года. Лицо без гражданства — это человек, которого ни одна страна мира не признает своим гражданином и не готова принять.  

В этих центрах временного содержания, сел и сиди, суд о тебе даже не знает. И даже когда властям становится ясно, что выдворить человека нельзя, потому что некуда, его все равно продолжают содержать фактически под стражей.

Таких людей без гражданства по стране сотни. 31 декабря прошлого года из центра временного содержания освободили женщину, которая сидела там с 19 декабря 2013 года, то есть два года и 21 день. Их освобождают, но не выдают никаких документов, они остаются нелегалами. Постановление о выдворении не отменяют. То есть человек все равно должен покинуть территорию страны. А у него нет документов, нет гражданства. Если он пытается перейти границу, его снова задерживают. Если он задержится в стране дольше разрешенного срока, его снова могут привлечь к ответственности и посадить на выдворение.

 В прошлом году по всей стране стали закрывать пункты временного размещения (ПВР), в которых жили беженцы из Украины или Сирии. Хотя люди никуда не делись. Их просто по всей России выселяют на улицу. В Петербурге еще в июне прошлого года закрыли все ПВР.

Какие реформы нужны в   сфере миграционной политики? Почему в России затруднен доступ к получению убежища? Почему беженцев из Донбасса не отправят на родину? Что происходит сегодня в России с беженцами из Сирии? Почему  России вообще нужно принимать беженцев и зачем?  Как идёт расследование дела о смерти пятимесячного Умарали Назарова, умершего  после разлучения с матерью? Ответы на эти вопросы –в подробном интервью Ольги Цейтлиной "Коммерсанту".