Нижгородский экоцентр "Дронт" из-за преследований лишился юрлица

Нижегородские экоактивисты учредили региональное общественное движение "Экологический центр "Дронт", в которое вошли, в частности, сотрудники одноименной общественной организации, признанной ранее "иностранным агентом".

Как сообщает "Росбалт" со ссылкой на Интерфакс , председатель вновь созданной организации Асхат Каюмов, новое движение учреждено без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица. "Законодательство еще позволяет нам это делать", – с горечью отметил Асхат Каюмов.

Он сообщил, что сотрудники вновь созданного экоцентра будут заниматься природоохранными и экологическими вопросами.

На прошлой неделе НКО "Дронт" вынуждена была приостановить свою деятельность на неопределенный срок в связи с внесением в реестр "иностранных агентов".

"Организация не хочет работать под клеймом "иностранного агента", поэтому останавливает свою деятельность на неопределенный срок. Бессрочно. До того, как Минюст одумается, и это клеймо будет снято", – пояснял руководитель "Дронта" Асхат Каюмов.

"Росбалт" напоминет, что экоцентр "Дронт" был внесен в реестр НКО-"иностранных агентов" 22 мая прошлого года. В июне Каюмов подал заявление в Минюст РФ об исключении организации из данного реестра в связи с тем, что экоцентр год не получает иностранное финансирование. Однако в августе по окончании внеплановой проверки ГУ министерства юстиции РФ по Нижегородской области вновь выдало организации акт о наличии у нее признаков "иностранного агента".

В связи с этим в сентябре организация получила письменный ответ министерства юстиции РФ с отказом исключить экоцентр из реестра.

Мировые суды Нижнего Новгорода дважды оштрафовали "Дронт" по части 2 статьи 19.34 КоАП РФ (нарушение порядка деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента).

Экоцентр направил в Европейский суд по правам человека жалобу на решение Минюста.

Российские НКО неоднократно выражали несогласие с законом об "иноагентах" и обжаловали его в том числе в Европейском суде по правам человека. Правозащитники подчеркивают, что закон носит очевидно дискриминационный характер и имеет крайне негативный исторический контекст.