Дискриминация НКО в России продолжается: еще две организации "заклеймили"

14 января 2015 года Минюст внес еще две общественные организации – "Комитет по предотвращению пыток" и "Бюро общественных расследований" в и без того раздутый реестр НКО – "иностранных агентов".

Как передает Радио Свобода, в минюсте утверждают, что "факт соответствия этих организаций признакам НКО – иностранных агентов установлен в ходе проведения проверок управлениями Минюста по Нижегородской и Оренбургской областям".

В Совете по правам человека при президенте России обеспокоены внесением "Комитета по предотвращению пыток" в реестр НКО, которые имеют функции иностранных агентов. "Комитет по предотвращению пыток" не имеет иностранных источников финансирования, а существует исключительно за счет пожертвований российских граждан", – говорится в сообщении на сайте СПЧ

Руководитель "Комитета по предотвращению пыток" Игорь Каляпин сообщил агентству " Интерфакс-Поволжье", что проверка организации началась в прошлом году.

"Агентами" мы себя не признаем. С клеймом "агента" работать не будем, но свою работу не прекратим", – добавил собеседник агентства. Правозащитник пояснил, насколько абсурдно это решение минюста: "Минюст объявил иностранным агентом Комитет по предотвращению пыток. Несмотря на то, что организация ни разу не получала денег из иностранных источников. Минюст посчитал, что иностранное финансирование у организации есть, потому что российские граждане, делавшие пожертвования Комитету, работали в российской организации, которая, в свою очередь, иностранное финансирование получала. Оказывается, мы еще и должны были проверять, где работают граждане, перечислившие нам пожертвования, а еще должны были проверять, откуда финансируется работодатель, у которого работают эти граждане..."

Каляпин заявил, что Комитет по предотвращению пыток никогда не признает себя "агентом" и продолжит работу по всем направлениям.

Игорь Каляпин ранее возглавлял широко известную межрегиональную общественную организацию "Комитет против пыток" (КПП).

Российские НКО неоднократно выражали несогласие с законом и обжаловали его в том числе в Европейском суде по правам человека.

Правозащитники подчеркивают, что закон носит очевидно дискриминационный характер и имеет крайне негативный исторический контекст.