В Тверской области РФ украинских беженцев пытались выселить

"... Тех беженцев, которые не согласились переехать в другие области, 3 декабря 2015 года загрузили в автобус, вывезли в Тверь и высадили на железнодорожном вокзале..."

* * *

После закрытия пунктов временного размещения (ПВР) в Лихославле, Вышнем Волочке и Конаковском районе Тверской области России беженцев с юго-востока Украины направили в ПВР, расположившийся в пансионате "Сокол" в деревне Заречье, Осташковского района.

В конце ноября 2015 года там жили около 118 беженцев, в том числе дети и пожилые люди. Всем предоставлено временное убежище.

18 ноября сотрудники соцзащиты Осташковского района уведомили беженцев о том, что ПВР в пансионате будет закрыт 5 декабря, и взяли у них письменное согласие на то, что они добровольно уедут.

Замглавы администрации Осташковского района и сотрудник соцзащиты уверили беженцев, что без крыши над головой они не останутся: пенсионеров отправят в дом престарелых во Ржеве, остальных переселят в ПВРы в других областях.

Выезд беженцев был запланирован на 5 декабря.

По словам беженцев, 27 ноября в пансионат "Сокол" приехали сотрудники администрации, соцзащиты и службы занятости Осташковского района, а также представитель министерства соцзащиты Тверской области.

С каждой семьей провели "беседу": "предлагали" трудоустроиться в Осташковском районе (как правило, без предоставления жилья) либо уехать в любую другую область.

Сами беженцы сообщили адвокату Сети "Миграция и право" Правозащитного центра "Мемориал" Владимиру Шамкину, будто им говорили, что они могут убираться на родину, их надоело кормить.

Чиновники из Осташковского района сообщили в УФМС области, что беженцы обеспечены сухим пайком и проездными документами.

Всех, кто не согласился переехать в другие области, 3 декабря загрузили в автобус, вывезли в Тверь и высадили на железнодорожном вокзале.

Ни билетов, ни денег им не выдали.

Узнав об этом, адвокат Шамкин также приехал на вокзал. Там было 32 беженца. Потом к ним присоединились еще несколько семей, которых, по их словам, выгнали из пансионата "Сокол" накануне, 2 декабря.

В тот же день руководитель Сети "Миграция и право" ПЦ "Мемориал" Светлана Алексеевна Ганнушкина узнала от журналистов о ситуации с беженцами в Тверской области.

Она позвонила начальнику Управления ФМС России по вопросам гражданства Валентине Львовной Казаковой. Казакова связалась с администрацией Тверской области, и чиновники оперативно приняли меры.

Около 18 часов на вокзал Твери, где находились беженцы, приехали замначальника областного УФМС и представители правительства области, позже к ним присоединился и начальник областного УФМС.

Чиновники решили временно разместить беженцев на турбазе "Верхневолжская" в Конаковском районе (как позже стало известно Шамкину, правительство Тверской области в тот же день приняло решение открыть на этой турбазе ПВР).

На автобусе МЧС 25 человек отвезли во вновь открывшийся ПВР. 13 беженцам по их желанию купили билеты в направлении Ростовской области и Краснодарского края.

В настоящее время в Тверской области до 5 февраля 2016 года действуют ПВР на 50 человек в пансионате "Сокол" (несколько семей остались там) и на 50 человек на турбазе "Верхневолжская".

"Недавно беженцы снова звонили мне и сообщили, что их планируют выселить. К счастью, пока подтверждения этой информации нет, – говорит Шамкин. – Но я не удивлюсь, если подобная история повторится: турбаза "Верхневолжская" обычно востребована в новогодние праздники, и в интересы хозяина не входит размещать там беженцев".

"ПВРы закрывают, поскольку есть решение об их расформировании, – комментирует Светлана Ганнушкина. – Начали с закрытия лагерей на границе с Украиной и постепенно освобождают все предоставленные беженцам из Украины помещения.

При этом утверждается, что никто не останется без жилья. Но никакого жилья беженцам не предоставляют.

Весной 2014 года сообщалось о 400 тысячах беженцев из Украины, расселенных в ПВРах и лагерях. В сентябре 2015 года официально называлось только 19 тысяч.

Люди как-то устраиваются сами. На мой взгляд все просто: свою пропагандистскую роль беженцы уже выполнили, а их содержание в ПВРах стоит дорого".