"Солдатские матери" о гибели военнослужащих

В Омске и других городах России простились с десантниками, погибшими при обрушении здания казармы. Родственники выживших пытаются найти деньги, чтобы долететь до Москвы, куда были перевезены солдаты. Минобороны оплачивает похороны, но не проезд родственников до больниц, сообщают солдатские матери.

Как сообщают Солдатские матери Санкт-Петербурга со ссылкой на Газета.ру, травмы получили более 42 человека, 19 из них попали в больницы. Многие родители не могут найти деньги на перелет в Омск или Москву, где в больницах лежат их сыновья.

Матери Владимира Петрова из башкирского Стерлитамака на перелет до Москвы "скидывались" жители республики.

Все деньги Ирина Петрова потратила на поездку в Омск (сутки на поезде в одну сторону). 11 июля 2015 года она с гордостью смотрела, как ее сын — спортсмен, футболист и легкоатлет принимает присягу. "Он так хотел служить именно в ВДВ", — говорит мать. После присяги она забрала его в увольнительную, откармливала. Вечером 12 июля она сунула сыну оставшиеся деньги в карман, только 100 рублей себе отложила, и поехала на омский вокзал.

"На вокзале я узнала эту новость, я была просто шокирована, — рассказала "Газете.Ru" Ирина Петрова. — Я хотела уже идти сдавать билеты, как дозвонилась до психолога учебной части. Она сказала, что мой сын жив и здоров. Тогда я села в поезд.

Но сердце материнское-то не обманешь. Вот чувствую, что что-то не так. Набираю номер лейтенанта, но там никто не отвечал. В Омске никто не давал информацию, никто не хотел разговаривать. Я ему написала эсэмэской: "Скажите, что с моим сыном?" Он мне написал в ответ: "Он жив". Ну, я поехала домой. А утром его друзья мне звонят — Вова в списке пострадавших, он в реанимации".

У Владимира Петрова были сломаны обе ноги, перелом грудной клетки, разрыв селезенки, закрытая черепно-мозговая травма и сотрясение мозга. Его отправили самолетом в Москву, в Военный госпиталь им. Бурденко.

Друзья начали сбор денег для матери десантника, создав в соцсетях страницу. Там же они выкладывали чеки, рассказывая, сколько денег было перечислено на карточку. Во вторник было собрано 24,6 тыс. руб., в среду — еще 23,3 тыс. На эти деньги был куплен самый дешевый билет на самолет, и в ночь на четверг Ирина Петрова прилетит в Москву. Сбор денег продолжается — на проживание и питание в столице.

В Минобороны об оплате перелета и гостиницы не говорят. "Звонили из воинской части из Омска, сказали, что сына в Бурденко отправили. Спасибо, говорю, я это уже узнала все сама. "Простите нас…" Я говорю — я не знаю, смогу ли вас простить… Я отдала в армию 100% здорового ребенка, спортсмена, а получается, что из армии я его забираю инвалидом".

В городском военкомате, по выражению Ирины Петровой, прячут глаза от стыда, но пытаются хоть как-то помочь ей. "В Стерлитамакском военкомате и.о. военкома звонил в Уфу, чтобы спросить, будет ли хоть какая-то помощь, чтобы оплатить проезд и проживание в Москве. Ему ответили — нет, помощь положена только родственникам погибших.

А раз выжил, то платите сами", — говорит мама солдата.

По ее словам, и.о. военкома пытается найти своих знакомых в Москве, чтобы встретили ее, помогли с размещением. "Помогают мне десантники, ВДВ. Как они говорят — десант своих не бросает. Они меня встретят, доставят в Бурденко, это для меня самое главное. Еще предоставят психолога. А остальное — на месте будем решать", — добавляет Ирина Петрова.

Еще ее волнует вопрос о реабилитации. Лечение оплачивает Минобороны, а кто будет заниматься дальнейшей реабилитацией? "Я еще этот вопрос военным не задавала. Вчера разговаривала с ними, но была вся на лекарствах, ничего не соображала. Сегодня стараюсь пить поменьше лекарств, чтобы в полете плохо не стало", — говорит мать военнослужащего.

Вопрос о денежной поддержке задали вчера военкому области родители челябинца Руслана Вальмухаметова. Вместе с ними на приеме был советник Уполномоченного по правам человека в Челябинской области Алексей Ковалев.

"Военком нас заверил, что в течение нескольких часов, максимум до конца дня решится вопрос о предоставлении им какой-то помощи, чтобы мама с папой вылетели к сыну в Москву. Потому что у них ну нет денег. Бывает такое в жизни, понимаете?

Военком пообещал. Сегодня мама назанимала денег и улетает на свои, потому что никто (от Минобороны. — "Газета.Ru") ничего не дал. Ей сказали по итогу — когда нет ни меня, ни журналистов, — что летите за свой счет, а потом насобирайте квитанции, и мы, возможно, вам оплатим их. Все только на словах! Реально помощи не оказывается", — негодует Ковалев. Он занимается в аппарате Уполномоченного делами военнослужащих и готов рассказать, как массово нарушаются их права.

"Звонила мне вчера тетя Валерия Лебедева, еще одного челябинского солдата, который в Омске пострадал. Он лежит в тяжелейшем состоянии там, в Омске, его нельзя перевозить. Парень из Озерска Челябинской области. Там дед его находится. Тетя в слезах говорит: "Что происходит? По телевизору говорят — "помощь родственникам, реабилитация". А по факту никто с нами не работает". Вот только вчера к вечеру родственников начали размещать около больниц. А до этого им дали пансионат в 30 километрах от больницы — живите, только к нам близко не подходите!"

"Брошенными они не будут, — пояснили "Газете.Ru" в Союзе десантников России. — Мы еще накануне разослали письма в наши отделения по регионам, где есть погибшие и пострадавшие, с просьбой оказать посильную помощь, поучаствовать в траурных мероприятиях". Насчет материальной помощи в союзе затруднились пояснить, но добавили, что поддержат родственников солдат, доставленных в столичные военные госпитали.