Дело физика Калякина: про чиновников от науки, ночной допрос и про Пушкина

Сергей Калякин

В Замоскворецком районном суде Москвы судят российского ученого-атомщика из Обнинска, доктора наук, руководителя Физико-энергетического института имени А.И. Лейпунского Сергея Калякина. Его обвиняют по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Слушания длятся уже два месяца, но пока так и не понятно, причем тут Калякин.

Сергею Калякину и трем его сообвиняемым – тоже сотрудникам ФЭИ Лукьянову и Зайцеву, а также Кеворкову, представлявшему ООО "Энергоинжиниринг", инкриминируется хищение средств, направленных в ФЭИ по двум договорам (от 15.07.2010 и от 31.08.2011) с Проектно-конструкторским филиалом ОАО "Концерн Росэнергоатом". Эти средства были предназначены для реализации проектов в области безопасности атомных электростанций. В качестве субподрядчика было привлечено ООО "Энергоинжиниринг". По версии следствия, в действительности работы этой фирмой не проводились, и таким образом были похищены деньги, которыми Калякин якобы распорядился по своему усмотрению.

Лукьянов, Зайцев и Кеворков дали на Калякина, категорически отрицающего свою вину, показания и теперь, в отличие него, находятся под домашним арестом.

В суде уже выступило множество свидетелей обвинения, но, вопреки логике, большинство из них либо вовсе не упоминали в своих показаниях Калякина, либо отзывались о нем позитивно.

Судя по показаниям, уже прозвучавшим в суде, договоры, ставшие краеугольным камнем уголовного дела, успешно прошли массу проверок, включая проверку ФСБ.

Проверяла их, а также саму фирму "Энергоинжиниринг" и группа экономической безопасности службы безопасности ФЭИ, рассказал на судебном заседании 18 июня 2015 года начальник СБ Владислав Гаврилов. "Энергоинжиниринг", по его словам, была работающей структурой, которая вела финансово-хозяйственную деятельность и имела необходимую для этого лицензию.

То, что у ООО "Энергоинжиниринг" имелась законно полученная лицензия на право ведения конструкторских работ в области использования атомной энергии, подтвердил и инженер Ростехнадзора Вячеслав Зарубин.

Особый интерес в показаниях Владислава Гаврилова у участников процесса вызвала та их часть, в которой свидетель рассказал о методах взаимодействия с ним оперативных работников.

Как он сообщил, следственная группа прибыла в ФЭИ вечером 26 ноября 2013 года, допросила нескольких человек, включая Гаврилова, отобрала у них паспорта (!) и выписала повестки о необходимости явиться на допрос в 20 часов того же дня. После этого забрала с собой пятерых сотрудников института.

Около часа Гаврилов провел в коридоре следственного управления в ожидании нового допроса, начавшегося в 21 час и продлившегося за полночь (!). Его осуществлял оперативный работник по фамилии Пушкин. Впоследствии к нему присоединились еще двое сотрудников, которые не представились.

"Я воспринял это как оказание давления", – сказал свидетель.

Владислав Гаврилов также подчеркнул, что к тем аспектам деятельности института, которые интересовали следователей, Сергей Калякин по своим должностным обязанностям не имел отношения.

По словам бывшего замгендиректора по экономике и финансам ФЭИ Юрия Капитанова, договоры, которые гособвинение считает "криминальными", на самом деле "были экономически выгодны для ФЭИ. Если бы не было подобных договоров, то прибыль ФЭИ не увеличилась бы с 39 миллионов рублей в 2009 году до 300 миллионов рублей в 2012 году".

Кроме того, Капитанов рассказал о письме, пришедшем в ФЭИ из ЗАО "Наука и инновации" – управляющей компании, созданной в "Росатоме". Согласно этому письму, институт становился руководимым этим ЗАО. По мнению самого свидетеля, данное требование было незаконным.

"ЗАО не может руководить ФГУПом" (данную форму собственности на момент описываемых событий имел институт), – подчеркнул Капитанов.

Велика вероятность, что в этом и кроется первопричина атаки на Сергея Калякина.

Трудно исключать, что всё дело – в разногласиях ученого с руководством "Росатома". Как в Академии наук была создана ФАНО, точно так же в "Росатоме" была создана компания "Наука и инновации", которую возглавил Вячеслав Першуков. В 2013 году Калякин отказался от предложения о сотрудничестве с ЗАО "Наука и инновации".

Косвенно подтвердил эту версию и генеральный директор "Росатома" Вячеслав Першуков, имеющий в судебном процессе статус представителя потерпевшего и тоже уже давший показания суду.

"Ущерб не исчисляется в списании или начислении денежных средств Госкорпорации, в данном случае имеет место ущерб прав и обязанностей, которые выполняет Госкорпорация по заданию правительства по управлению государственной собственностью", – в частности, сказал он.

Чиновники хотят управлять учеными. Вместо того, чтобы избавить их от бюрократической бумажной работы, как это было лицемерно обещано при осуществлении реформ, чиновники требуют от ученых бесчисленных отчетов, не давая им сосредоточиться на научной деятельности.

21 июня Сергей Калякин встретит свой 52 день рождения в московском СИЗО "Бутырка". А мог бы способствовать увеличению научного потенциала страны, в том числе в области атомной безопасности.

Вера Васильева