Правозащитники призывают Совет Европы повлиять на реформу тюремной системы

Read this article in English

Правозащитники из сорока одной организации направили министрам иностранных дел государств-членов Совета Европы декларацию, которая призывает серьезно пересмотреть подход к решению проблем с правами человека, возникающих в европейских тюрьмах.

Для этого подписавшие декларацию НКО хотят ускорить процесс реформирования Европейского суда по правам человека , сообщает ОВД-Инфо.

Основные усилия должны быть направлены на реформу системы мониторинга исполнения решений ЕСПЧ, считают авторы декларации.

Департамент по исполнению судебных постановлений должен получать информацию от государств-членов и общественных организаций, но и иметь возможность контролировать исполнения судебных решений и вытекающих из них реформ.

Смысл предлагаемых изменений объясняет Антон Бурков, консультант общественного объединения "Сутяжник", которая входит в число организаций-авторов декларации:

"Главная цель декларации – защитить права заключенных во всех странах Европы и добиться структурных изменений. Дело в том, что решения ЕСПЧ носят скорее декларативный характер: нарушения выявляются, компенсации назначаются. Но в том, что касается реальных изменений ЕСПЧ бессильно. Заключенному назначается компенсация за нарушение его прав, но он продолжает сидеть – иногда в тех же самых условиях, которые и послужили поводом для жалобы.

Чтобы ситуация изменилась, у Департамента по исполнению судебных постановлений должна появиться возможность расследовать исполнение судебных решений и полномочия для контролирования изменений практики и законодательства – ведь часто именно это требуется по решению ЕСПЧ".

Основные пункты декларации комментирует старший юрист ПЦ "Мемориал" Кирилл Коротеев:

"Система мониторинга за исполнениями решения суда функционирует очень плохо. Собственно, одно из предложений авторов декларации заключается в том, что механизм контроля должен быть не дипломатическим и не политическим. Предлагается создать орган, действия которого определены законом. Я бы считал, что это должен быть экспертно-профессиональный орган. Комитету министров Совета Европы мешают политические соображения. Министры рассуждают так: если мы не будем сильно настаивать, чтобы эта страна исполнила это решение, то она не будет настаивать, чтобы мы исполнили решение против собственной страны. В результате Комитет министров получается очень странным и бесполезным для работы форумом, потому что ничего толком не может принять.

Очень правильно в декларации отмечено, что уже четыре с половиной года существует пункт Конвенции 46–4, дающий право Комитету министров передавать дело в Большую палату в случае систематического неисполнения решений, но он ни разу не применялся!

Второй важный пункт – участие в мониторинге гражданского общества, представителей заявителей. Сейчас имеет место письменная процедура, которая как для гражданского общества, так и для представителей заявителей напоминает "черный ящик": они посылают свои замечания в Комитет министров и получают в лучшем случае ответ, что их замечания получены. Как они отражаются на работе Комитета министров и отражаются ли вообще, непонятно и неизвестно.

Для России проблема исполнения решений ЕСПЧ стоит достаточно остро. Бурков напоминает, что еще в 2002 году было принято постановление ЕСПЧ по делу "Калашников против России", но жалобы на перенаселенность в российских тюрьмах поступают в ЕСПЧ до сих пор.

В том, что касается выплаты компенсаций, российское правительство выполняет решения ЕСПЧ, отмечает Бурков, но до системных изменений дело не доходит – законодательство не меняется, практики, в большинстве случаев, остаются теми же.

Между тем председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев 10 февраля заявил, что число жалоб против России в ЕСПЧ ежегодно снижается. "Кроме того, ничтожно число случаев, когда ЕСПЧ признает, что российскими судами было нарушено право на справедливое судебное разбирательство", – сказал он.

По мнению Коротеева, ситуация совсем не столь оптимистична: "Во-первых, Верховный суд, видимо, не считает повторяющиеся дела, – дела, которые не ставят новых вопросов: длительность судебного производства, немотивированность решений о содержании под стражей. Это те же дела по полицейским провокациям. Их много, просто не все доходят до стадии решения: сейчас правительство соглашается с тем, что имело место нарушение. Во-вторых, вопрос же не в количестве, а в качестве. Если речь о делах, идентифицирующих системные проблемы, то достаточно одного дела – тут количественный подход абсолютно неуместен".

В России, по данным на 1 янврая 2015 года, в заключении находится 671,7 тысяч человек (данные ФСИН).

Россия занимает первое место в Европе по количеству заключенных и в абсолютных величинах, и на 100 тысяч населения: по данным на 2013 год, этот показатель в России составляет 475 человек, а в среднем по государствам-членам Совета Европы – 139.