ЕСПЧ о пытках в Воронеже

5 февраля Европейский Суд по правам человека опубликовал Постановление по делу "Раззаков против России", в котором единогласно признал нарушение прав Рашида Раззакова, в 2009 году подвергшегося пыткам в воронежской милиции.

В апреле 2009 года сотрудники тогда еще милиции задержали рабочего из Узбекистана Рашида Раззакова, якобы за нецензурную брань. Это было в Воронеже. В Железнодорожном РОВД несколько человек пытали его трое суток, чтобы он признался в убийстве, которого не совершал. Его вешали на лом, применяли электричество, разбивали о голову бутылки. Эксперты насчитали на его теле не менее 13 ран.

Как отмечает Комитет "Гражданское содействие", в деле большую роль сыграли неравнодушные люди – хозяйка квартиры, где Рашид тогда жил, и ее подруга, два дня обзванивали больницы, отделения полиции и морги, чтобы найти пропавшего, и прораб, который сначала помог полиции в задержании Рашида, так как даже не мог представить, что оно закончится жестокими пытками. Впоследствии они дали показания для следственных органов и суда.

После освобождения Рашид Раззаков обратился к правозащитникам – в Воронежский пункт юридической помощи Сети "Миграция и право" ПЦ "Мемориал", работающий в Доме прав человека, где при поддержке Комитета "Гражданское содействие" ему в течение более 5 лет предоставлялась юридическая помощь.

Спустя полгода жалоб уголовное дело против неустановленных сотрудников милиции было возбуждено, Раззаков опознал двух милиционеров, которые принимали участие в его истязаниях. Но следствие приняло предоставленные родственниками алиби и дело было приостановлено.

В ноябре 2011 года Ленинский районный суд г. Воронежа присудил Раззакову беспрецедентную компенсацию – 840 тысяч рублей за пытки в милиции и незаконное задержание.

Поскольку расследование уголовного дела не дало результатов, Раззаков обратился в Европейский Суд по правам человека. В ходе рассмотрения дела Правительство России и Европейский Суд признали факт именно пыток, то есть максимально жестокого обращения, и факт неэффективного расследования. ЕСПЧ также присудил выплатить Раззакову еще 20 000 евро компенсации, дополнительно к полученной в 2011 году.

Но Европейский Суд в своем постановлении отдельно указал – несмотря на выплату компенсации, нельзя считать, что нарушение прав заявителя устранено.

В делах, где признается, что представители государства намеренно унижали человеческое достоинство, нарушение Статьи 3 не может быть устранено путём присуждения жертве компенсации, потому что, если власти ограничатся выплатой компенсаций в случаях, где представители власти намеренно применяли насилие, и не будут делать достаточно для проведения расследования и наказания виновных, представители власти смогут и впредь нарушать права людей, которые находятся под их контролем, и пользоваться безнаказанностью.

По словам адвоката Раззакова Ольги Гнездиловой, "ключевым в Постановлении является то, что выплата компенсации не освобождает власти от привлечения виновных к индивидуальной уголовной ответственности.

Суд также отметил, что задержка в возбуждении уголовного дела оказывает негативное влияние на ход расследования. Мы надеемся, что власти учтут эти рекомендации суда при рассмотрении других жалоб на жестокое обращение в полиции и дела будут возбуждаться незамедлительно и расследоваться эффективно. Ведь сейчас в Страсбурге находятся по крайней мере десять аналогичных жалоб только из Воронежа".