Никто не забИт?

Ирина КизиловаИрина Кизилова, Пермский "Мемориал": "Потому-то призыв в армию и буксует, как старая, отжившая свое, колымага на ухабах..."

 

 


На последнем заседании краевой призывной комиссии председатель Мотовилихинской райПК Перми, в ответ на прозвучавшую в его адрес критику за недостаточно эффективную организацию призывной весенней кампании, «пропел старую песню» военкомов всея Руси: во всем виноваты СМИ и «разные солдатские матери» – ищут, мол, негатив в вооруженных силах, чем отбивают у призывников охоту идти в армию.

Ну, сколько можно отвечать на такие заявления: сами вооруженные силы постоянно подбрасывают журналистам материал для критических публикаций. А солдатские матери обивают пороги правозащитных организаций, в том числе и КСМов, потому что уже не верят в то, что их сыновей, попавших в крутую мясорубку особых армейских преступлений, спасут командиры воинских частей или военная прокуратура.

Хотите самый свежий пример? Пожалуйста.

Сразу оговорюсь: этот пример свеж постольку, поскольку правозащитники совсем недавно получили ответ из Военной прокуратуры Пермского гарнизона о результатах проверки, проведенной в связи с расследованием уголовного дела о гибели рядового-контрактника военной части 32755, расположенной в поселке Звездный, Сергея Михайлова. А погиб Сергей, призванный из Чувашии, на излете декабря 2006 года.

И почти одновременно с этой трагедией в той же части случилась другая – на посту во время караула застрелился контрактник Виталий Назаров, призванный из Воронежской области.

Пермский Молодежный «Мемориал» провел пресс-конференцию, на которой правозащитники заявили: эти трагедии не случайны, к ним привела общая ужасная ситуация с правами солдат в этой части. Пермская гарнизонная прокуратура возбудила уголовное дело по признакам преступления "доведение до самоубийства" (статья 110 Уголовного кодекса РФ).

Уныние, печаль,…суицид

Но еще до окончания следствия, командующий Приволжско-Уральским военным округом генерал Болдырев на вопросы журналистов заявил, что в гибели Виталия Назарова виноваты не военные, а роковая смска от любимой девушки, сообщившей, что выходит замуж за другого. А Сергей Михайлов просто не был психически готов к тяготам солдатской службы.

Родители Виталия смирились с этой версией, хотя его девушка категорически отрицала факт отправки той смски. Родители Сергея Михайлова, поддержанные чувашской правозащитной организацией «Щит и меч», в декабре 2006 г., начали борьбу за поиски правды. Да так до сих пор ее и не нашли.

В ходе прокурорской проверки, говорится в ответе пермской военной прокуратуры чувашским правозащитникам, было установлено, что Сергей Михайлов с 21 мая по 2006 года проходил военную службу в воинской части, дислоцированной в поселке Тоцкое Оренбургской области. 9 ноября его перевели для продолжения службы в в/ч 32755 в Пермский край. После прибытия солдата в тот же день вызвали на аттестационную комиссию, решающую вопрос о заключении с ним контракта.

Личное дело Сергея было на руках у членов комиссии. Значит, им было достоверно известно, что на тот момент Михайлов не прослужил положенные законом шесть месяцев для перехода на службу по контракту. Кроме того, членам аттестационной комиссии было известно и о то, что рядовой Михайлов по результатам профессионального психологического отбора… не мог быть принят на военную службу по контракту…

Не смотря на это, «командир части, полковник А. В. Цальцалько, ненадлежаще исполняя свои обязанности по руководству отбором кандидатов для приема на военную службу по контракту, 9 ноября 2006 года заключил с Михайловым С.Л. контракт о прохождении военной службы».

И дальше: «В результате перевода неподготовленного Михайлова на контрактную форму службы эти условия (условия контрактной службы - И.К.) привели к развитию у него дистимии (нарушение настроения, характеризующееся унынием, подавленностью, печалью) и, как следствие, суициду».

«Разъясните мертвому солдату»

Какое же наказание понесли военные командиры за гибель солдата? Да, по сути, чисто символическое. Заместитель начальника воспитательного отдела армии, в состав которой входит в/ч 32 755, полковник Абибака, начальник ракетных войск и артиллерии армии полковник Григорьев и замначальника отдела комплектования штаба армии полковник Карпов получили выговоры и лишены квартальных премий. Командир войсковой части 32755 полковник Цальцалько «за ненадлежащее исполнение обязанностей» получил только выговор без материального ущерба.

На заместителя командира по воспитательной работе этой части подполковника Носова было наложено «предупреждение о неполном служебном соответствии». Начальник штаба в/ч 32755 подполковник Акперов получил «строгий выговор». Кроме того, Носов и Акперов также лишены квартальных премий.

В этой истории слишком много странностей, для проверки которых необходимо было не только официальное, но и общественное расследование.

Председатель организации "Щит и меч" Алексей Глухов рассказал журналистам, что, привезя гроб с телом погибшего его родителям, представители части рекомендовали не вскрывать его. Но во время похорон 14 декабря гроб все-таки открыли и увидели, что у повешенного «на шее вовсе не было никаких следов. Кожные покровы тела были светлые».

И совсем фантасмагоричным выглядит письмо из военной прокуратуры Тоцкого гарнизона, присланное в Чувашию через полгода после похорон Сергея. Некий майор юстиции Бахтин пишет: "Прошу Вас разъяснить (!)Михайлову С.Л., что в случае совершения им деяния, подпадающего под признаки преступления, предусмотренного ст. 337 ч.4 УК РФ (самовольное оставление части) он должен обратиться к ближайшему военному прокурору для проведения проверки и принятия решения".

А ведь правозащитники информировали прокуратуру Тоцкого гарнизона о гибели Сергея Михайлова.

Тоцкие военные прокуроры никак не отреагировали и на сообщение родителей Сергея о том, что во время службы их сына в в/ч 21617 над ним издевались старослужащие.

Его часто посылали за водкой, а когда он однажды отказался пойти, жестоко избили и вывезли за пределы части. Сергей потерял память и не помнит, как оказался в военном госпитале в Самаре.

Когда память вернулась, солдата, вместо того, чтобы комиссовать после такой травмы, перевели в в.ч 32755, которая в то время срочно выполняла приказ генштаба по 100-процентному переходу на контракт.

Короткое послесловие

Родителям за погибшего сына военная страховая кампания выплатила 50 тысяч рублей. И это адекватная плата за ничем неоправданную гибель 18-летнего юноши?! Да, разве могут отцы и матери желать своим сыновьям службы в такой армии?

Потому-то призыв и буксует, как старая, отжившая свое, колымага на ухабах.

Правозащитники постоянно ратуют за то, чтобы российские вооруженные силы формировались не по призыву, а по контракту, чтобы они стали профессиональными.

Но при этом требуют соблюдать принцип добровольности и строгого отбора претендентов на контракт.