Вместо больницы заключенную-инвалида поместили в общую камеру

О женщине-инвалиде с психиатрическим диагнозом Ларисе Галкиной, которая удерживалась в медицинской части московского СИЗО "Бутырка", портал HRO.org уже рассказывал. Теперь вместо института имени Сербского, куда просили перевести ее и сама заключенная, и ее адвокаты, обвиняемую вновь поместили в общую камеру СИЗО-6.

Об этом порталу HRO.org сообщил один из защитников Ларисы Галкиной, сотрудник Центра содействия международной защите Игорь Зубер.

Как он пояснил, администрация "Бутырки" мотивировала перевод больной в СИЗО-6 тем, что максимально возможный срок ее пребывания в медицинской части истек. Однако действенного лечения, которое женщина получала на свободе, в "Бутырке" ей так и не предоставили. Вместе с тем защитник не исключил, что резко ухудшающееся за решеткой состояние здоровья его подзащитной "попытались нейтрализовать с помощью каких-то медикаментов, название которых знают только те, кто их Галкиной выдавал, но это все равно что воспаление легких лечить чаем с лимоном".

В камере, куда поместили Ларису Галкину, находятся от 20 до 30 человек.

Напомним, что арестована она была в середине сентября по обвинению в не доведенной до конца попытке продать две упаковки доступного в аптеках по рецепту врача лекарственного препарата золомакс – ч. 3 ст. 30 ("покушение на преступление") и ч. 1 ст. 228.1 ("незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов") УК РФ. Попытку Ларисы Галкиной продать лекарство спровоцировали, как выяснилось позже, сотрудники Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН).

Суд уже несколько раз продлевал тяжело больной содержание под стражей, несмотря на ходатайства защиты об изменении меры пресечения. Следователь 3-го отдела СС УФСКН России по г. Москве Анна Донецкая многочисленные письменные обращения адвокатов оставляет без ответов, также сообщил Игорь Зубер.

"У следователя есть три дня с момента поступления к нему ходатайства, в течение которых он должен его рассмотреть. Почему он этого не делает – совершенно непонятно. Что касается жалоб, направленных в адрес вышестоящего руководства, то на них ответа тоже нет. Не исключаю, что в ближайшее время мы ответа так и не получим, поскольку следствием выбрана тенденциозная противоправная линия поведения, которая продолжается уже четвертый месяц, да и предстоящие праздники следователю "в помощь", – сказал Зубер.

"Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 19 декабря 2013 года "О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога" указал, что когда есть возможность применить более мягкую меру пресечения, ее надо применять. А все основания для содержания под стражей должны быть подкреплены конкретными доказательствами. Следователь считает, что Лариса Галкина может скрыться от следствия, суда, продолжить заниматься преступной деятельностью... – это стандартный набор фраз. Ни одно из этих оснований не подтверждено фактами", – считает Игорь Зубер.

"В соответствии со статьей 99 Уголовно-процессуального кодекса РФ следствие и суд при избрании меры пресечения, помимо тяжести преступления, должны учитывать сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства. Ничего из перечисленного следствие и суд не учитывают, к сожалению", – отмечает защитник.

Не приняли следствие и суд во внимание и личное поручительство за Ларису Галкину заслуженного тренера сборной России по академической гребле Александра Лукьянова, добавил он.

Игорь Зубер выразил мнение, что "в данном случае следствие выступает не в роли блюстителя закона", а в роли душегуба".

"Хотелось бы от следствия правовой позиции по данному делу, а не противоправной", – подчеркнул юрист.