Мать погибшей больной требует наказать врачей

Сретенский межрайонный следственный отдел СУ СК по Забайкальскому краю проводит проверку по факту смерти в Сретенской райбольнице молодой 35-летней женщины Надежды Власовой. В рамках проверки следователь Алеся Бельская назначила проведение комплексной судебно-медицинской экспертизы в Забайкальском краевом бюро СМЭ.

На уголовном преследовании районных и читинских врачей настаивает мать погибшей Нина Колеганова из поселка Кокуй. В заявлении следствию она указала, что ее дочь могла погибнуть по причине ненадлежащей медпомощи.

Расхождения в прижизненных и посмертных диагнозах у пациентки установили патологоанатомы Областного патологоанатомического бюро. В протоколе – карте исследования трупа они указали, что Надежда Власова страдала "хроническим тромбофлебитом варикозно расширенных вен нижних конечностей с поражением вен голени, …нижних конечностей…". Причем признаки этой болезни были налицо в первый же день госпитализации. В итоге спустя чуть более недели после пребывания в больнице у нее внезапно оторвался тромб. Женщина умерла из-за "массивной тромбоэмболии легочной артерии".

Согласно заключению патологоанатомов, "сосудистую катастрофу в малом кругу кровообращения … врачи расценили как острый инфаркт миокарда осложненный кардиогенным шоком". Из-за ошибочного диагноза пациентку неверно лечили, что еще сильнее усугубило ее и без того тяжелое состояние здоровья.

Специалисты указали, что "в условиях отсутствия "профильной" терапии (тромболитической, дезаграционой, спазмолитической и другой) …у пациентки прогрессировал тромбоз глубоких, коммуникантных и поверхностных вен нижних конечностей".

Шесть лет назад читинские врачи также поставили Надежде Власовой серьезный диагноз – "микроаденому гипофиза" – опухоль железистой ткани гипофиза, по поводу чего все эти годы она по назначению районных и краевых медиков принимала тяжелые, в том числе гормональные препараты. Но вскрытие показало, что "патогистологическое исследование питуитарной железы не выявило какого-либо опухолевого процесса в ней, в том числе микроаденомы".

Из материалов проверки известно, что Надежда Власова упала в глубокий обморок дома на глазах у маленькой дочери рано утром 21 ноября 2013 года. У бригады-медиков не было носилок, а потому больную на одеяле вынесли ее из квартиры, положили на пол в необорудованной карете "Скорой помощи" и экстренно доставили в Сретенскую ЦРБ. В первый же день лечащий врач Людмила Яцкова разрешила Надежде вставать, а вскоре медсестра сообщила, что анализы у нее хорошие. В действительности молодой женщине было плохо, она с трудом могла говорить. В реанимацию тяжелую пациентку не доставляли, а самонадеянно лечили в терапии. Через восемь дней после госпитализации ее не стало.

Следователю Сретенского межрайонного следственного отдела СУ СК России Алесе Бельской поручили провести проверку по данному инциденту. За месяц работы единственное, что сделала следователь – опросила мать погибшей и после этого отказала в возбуждении уголовного дела.

Прокурор Сретенского района Алексей Старицын отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела как незаконное и отправил материалы на доппроверку. Он указал, что "по факту заболевания и причин смерти Надежды Власовой следователь не опросила ни врачей Сретенской ЦРБ, ни медперсонал,… а также с нарушением назначила судмедэкспертизу, тем самым допущена волокита, нарушаются права и законные интересы граждан на доступ к правосудию". Юристы Забайкальского правозащитного центра в свою очередь также подготовили на следователя жалобу в суд на действия (бездействия).

Стоит особо отметить, что врачи утеряли амбулаторную карту Надежды Власовой и по этому факту сейчас ведется проверка. Без этой медкарты судебным экспертам будет сложнее установить истинные причины, приведшие к смерти молодой женщины.

В сентябре 2014 года Судебная коллегия по гражданским делам Забайкальского краевого суда признала вину врачей Сретенской ЦРБ в гибели 3-летнего Максима Мозгунова. Cретенские медики поставили мальчику ошибочный диагноз, долго лечили его от банальной простуды, а умер он от болезни сердца. В пользу родителей погибшего малыша суд взыскал с больницы один миллион рублей моральной компенсации.