Правозащитник Эрнст Черный о деле физика Сергея Калякина

Сергей КалякинОтветственный секретарь Общественного комитета защиты ученых Эрнст Черный в интервью корреспонденту HRO.org Вере Васильевой прокомментировал уголовное дело Сергея Калякина – доктора технических наук, руководителя Физико-энергетического института (ФЭИ) в Обнинске.

 

Как уже рассказывал портал HRO.org, Сергей Калякин обвиняется по ч. 4 ст. 159 УК РФ ("мошенничество, совершенное организованной группой"). Ему грозит до 10 лет колонии. Свою вину ученый полностью отрицает. Дело находится на стадии предварительного расследования, поэтому доступ к его материалам для общественности ограничен.

Тем не менее в ходе нескольких судебных заседаний по вопросу об избрании и продлении обвиняемым меры пресечения, независимым экспертам, наблюдающим за развитием ситуации, удалось составить о ней некоторое представление и сделать первые выводы. В числе этих наблюдателей – Эрнст Черный.

Общественный комитет защиты ученых отслеживает развитие дела Калякина с весны 2014 года после обращения за помощью его родственников.

Правозащитник пояснил, что формальная сторона дела связана с договорами, которые ФЭИ заключил со сторонними организациями. При этом, по его словам, "формально Калякин к работе по этим договорам непричастен, тем более к экономической их части, хотя, как руководитель организации, он, естественно, подписывал некоторые итоговые документы". Кроме того, Эрнст Черный особо подчеркнул, что на настоящий момент в деле Калякина нет потерпевших.

"Вообще, на самом деле нет и дела! А обвинение в мошенничестве есть. Удивительно! Мы говорим о том, что надо двигать вперед науку, повышать конкурентоспособность. Но с теми, кто это может делать, но ведет себя независимо, с теми, кто активно работает, случаются вот такие истории", – выразил мнение эксперт.

"Несмотря на то, что дело носит экономический характер, ученого сажают за решетку, где Калякин и находится уже десять месяцев", – напомнил он.

И если "раньше негодных для властей ученых чаще всего обвиняли в государственной измене, то сейчас обвиняют в мошенничестве".

Содержание Калякина под стражей – хотя тот обвиняется в преступлениях, не связанных с насилием, – используется как способ давления на него, считает Эрнст Черный.

"Главный аргумент следователя, почему Калякин должен находиться за решеткой, просто озадачивает: он не вернул "похищенные деньги". А разве суд уже установил, что Калякин что-то похитил? Странные аргументы следствия и странный следователь, который такими аргументами оперирует", – недоумевает правозащитник.

При этом у Эрнста Черного сложилось впечатление, что на судебных заседаниях по вопросу об избрании меры пресечения "следователь выступал не только как обвинитель Калякина, но и как адвокат других участников этого дела, которые пошли на сделку со следствием".

Эти фигуранты дела, в отличие от Калякина, находятся под домашним арестом, уточнил правозащитник.

"Получается так: обвиняемые вступили во взаимодействие со следствием и в знак благодарности их отпустили? Их фактически выводят из дела. Калякин возражает, Калякин сопротивляется, Калякин должен сидеть. Его надо сломать", – прокомментировал ситуацию Эрнст Черный.

Ответственный секретарь Общественного комитета ученых также подчеркнул, что вину человека необходимо "не продекларировать", а "доказать в реальном состязательном процессе". Он выразил сомнение в том, что в случае Калякина это удастся.

"Я не уверен, что в нормальном судебном процессе Калякину может быть вынесен обвинительный приговор", – в частности, сказал эксперт.

"Это бульдозер, машина, которая может быть запущена по любому поводу, если она заказана. Так, как заказывают такси. Эта машина ни в чем не разбирается. Если в задании было написано "Калякин", значит тот должен быть раздавлен", – заявил правозащитник.

Вместе с тем он выразил надежду на солидарные действия научного сообщества.

"У меня есть копии документов – это обращения очень многих научных учреждений, руководители которых ходатайствуют об изменении меры пресечения для Сергея Калякина. По крайней мере сейчас, на время следствия и суда.

Среди этих учреждений – Международный центр по ядерной безопасности, Конструкторское бюро машиностроения имени Африкантова, Российский федеральный ядерный центр и так далее. Много организаций, целая стопка ходатайств, где люди говорят о том, что Калякин – порядочный человек по определению. Они много лет знают Сергея Георгиевича, и это лучшее доказательство его порядочности. Потому как если человека знали много лет и он все это время вел себя порядочно, то очень сомнительно, что теперь, вблизи вершины, он стал разменивать свою научную и общественно-гражданскую репутацию на денежные знаки", – сообщил Эрнст Черный.

Впрочем, одновременно он был вынужден констатировать, что суд отреагировал на эти ходатайства "традиционно" – оставил Калякина под стражей.

"Петрики, похоже, нужны сегодня нашей стране, а не калякины. Как, впрочем, не нужны нашей стране афанасьевы, бобышевы, даниловы, сутягины, сойферы, бабкины, кайбышевы, решетины и многие другие ученые, попавшие за решету по ложным обвинениям", – заметил правозащитник.

"Но я надеюсь, что люди осознали – так можно вообще любого отправить за решетку. Я думаю, что общественность сейчас будет требовать гласности и доказательств. В частности, поэтому выступают директора и ведущие сотрудники крупнейших научных учреждений "Росатома".

И мы тоже выступаем с этой же позицией. В частности, академик Российской академии наук Юрий Рыжов, председатель нашего Общественного комитета защиты ученых, ходатайствует об изменении Сергею Калякину меры пресечения, в том числе и под свое личное поручительство", – добавил Эрнст Черный.

Полностью интервью опубликовано в №19 (163) газеты "Троицкий вариант".

 

Сергей Калякин

Сергей Калякин