Европейский суд признал российские силовые структуры ответственными за похищение 13 человек в Чечне

27 февраля 2014 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление по делу "Джабраилов и другие против России" – объединенное постановление по жалобам 32 жителей Чечни. Жалобы касались похищений 13 человек в разных районах республики в период между 2000 и 2004 годами.

 

Read this article in English

ЕСПЧ признал, что ответственность за похищение и вероятную гибель родственников заявителей несут российские силовые структуры. Установлено нарушение статей 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток и жестокого обращения), 5 (свобода и личная неприкосновенность) и 13 (право на эффективные средства правовой защиты) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ЕСПЧ присудил заявителям в качестве компенсации морального вреда 780 000 евро, материального вреда – 85 000, судебных издержек – 23 400, сообщает Правозащитный Центр "Мемориал".

ЕСПЧ еще раз отметил, что нерасследование похищений, происходивших в Чечне в период с 1999 по 2006 годы, является системной проблемой.

"Эти решения ЕСПЧ вкупе с решениями по другим аналогичным делам неопровержимо свидетельствуют о том, что власти нашей страны виновны в военных преступлениях и преступлениях против человечности, – говорит Олег Орлов, член Совета ПЦ "Мемориал". – Вывод, который можно сделать из этой совокупности дел, следующий: отдельные преступления силовиков, на которые жаловались жители Северного Кавказа, – это часть государственной системы незаконного насилия, включающей в себя похищения, пытки, нелегальные тюрьмы, бессудные казни. Такая система не могла бы работать, если бы не была одобрена верхами властной вертикали России".

Интересы родственников двоих из похищенных – Якуба Джабраилова, 1981 г.р, и Моула Усумова, 1960 г.р., – представляли юристы Правозащитного центра "Мемориал" и Европейского центра защиты прав человека (Лондон).

Семья Джабраиловых жила в городе Аргун Шалинского района в двух домах (в одном – Якуб, в другом – его родственники). С 13 по 15 декабря 2001 года российские силовые структуры проводили в городе спецоперацию. Движение было перекрыто и находилось под полным контролем военнослужащих. Они приезжали на бронемашинах (БТР) и обыскивали дома. К Джабраиловым военнослужащие приезжали с обысками дважды – 14 и 15 декабря. Оба раза ничего противозаконного не обнаружили. 14 декабря они пригрозили, что будут приходить до тех пор, пока не найдут повода забрать Якуба, а на следующий день забрали его. Свидетелями задержания стали родственники Якуба, которые позже подали жалобы в ЕСПЧ, и их соседи.

В тот же день, 15 декабря, Джабраиловы приехали в администрацию города. Там им подтвердили, что их родственник был задержан, и сказали, что он будет доставлен в комендатуру. Представители администрации согласились взять у родственников вещи для Якуба. Однако 17 декабря Джабраиловым сказали в комендатуре, что задержанные в ходе спецоперации люди к ним не доставлялись.

Родственники слышали крики людей из здания комендатуры, – по их словам, люди кричали от боли. 18 декабря один из родных Якуба вместе с другими гражданами, стоявшими у проходной в очереди на прием к прокурору, услышали душераздирающий крик со второго этажа комендатуры. Родственник узнал голос Якуба.

9 января 2002 года по факту похищения Джабраилова было возбуждено уголовное дело. Расследование приостанавливалось и возобновлялось много раз. Последний раз расследование было приостановлено 25 декабря 2011 года. Установить местонахождение Якуба и других пропавших не удалось.

Семья Усумовых живет в селе Курчалой. Моул Усумов работал служащим в курчалоевском отделе УФСБ РФ по ЧР. 30 июня 2001 года, около половины четвертого утра, в дом Усумовых приехали военнослужащие на БТР. Они были в масках, в камуфлированной форме, с оружием, говорили на русском. Солдаты ударили Моула прикладом автомата в плечо и потребовали, чтобы он сказал, как его зовут. Моул представился. После этого военнослужащие надели на него наручники и увезли его с собой. Заявители поехали на машинах за военными. Они видели, как те заехали на территорию

Дорожно-ремонтного строительного управления на восточной окраине Курчалоя, где в то время дислоцировалась 33-я бригада вооруженных сил РФ. Рядом находились военная комендатура и отдел УФСБ.

Следом за Усумовыми стали подъезжать другие жители села. От них заявители узнали, что в то же утро задержали еще семерых сельчан. Жена Моула, Малика Усумова, и родственницы других задержанных прошли на прием к начальнику отдела УФСБ по Курчалоевскому району (его звали Виктор Иванович, фамилию заявители не знают). Виктор Иванович сказал Малике: "Мы сами в шоке от того, что задержали Усумова. Он – наш человек. Вы не переживайте. Его отпустят сегодня в 16 часов". Остальным женщинам он сказал: "Вам не сейчас надо было плакать, а раньше. Ваши сыновья по локоть в крови, и они ответят по закону". Женщины прождали у ворот комендатуры весь день, но никого из задержанных так и не освободили. На следующий день Виктор Иванович сказал Усумовой, что ее мужа имеют право содержать под стражей трое суток, и попросил принести для него одежду.

2 июля начальник отдела УФСБ сказал Малике, что теперь ничем не может помочь, так как Моулом занимаются вышестоящие структуры. После этого Малику перестали пускать к начальнику отдела.

9 июля Аргунской межрайонной прокуратурой было возбуждено уголовное дело по факту проведения спецоперации, задержания ряда лиц и исчезновения Моула.

С 15 по 17 июля (в некоторых документах – 18 июля) всех задержанных, кроме Моула, освободили. Заместитель коменданта Курчалоевского района Сергей Леонтьев сказал Усумовой, что и ее муж был освобожден вместе с остальными. Малика поговорила с освобожденными; те сообщили, что Моула с ними не освобождали.

С 20 июля уголовное дело расследовала Военная прокуратура Северо-Кавказского военного округа. Было установлено, что Моула и других задержали по подозрению в причастности к незаконным вооруженным формированиям (НВФ). С 15 по 17 июля их содержали в пункте дислокации 1-ого сводного отряда войсковой части № 12106 в поселке Новогрозненский. Однако информация о причастности задержанных к НВФ не подтвердилась. По версии следствия, 15-17 июля все задержанные были вывезены в Гудермесский район Чечни и отпущены.

В ходе расследования дела были установлены имена лиц, проводивших эту спецоперацию и задержания. Были допрошены люди, принимавшие участие в спецоперации, они подтвердили факт задержания Моула и других, но сказали, что не знают ничего об их дальнейшей судьбе. Они также дали показания о том, что рядовой В.Н. Зацарин применял к Моулу и другим задержанным физическую силу. 8 июля 2002 года уголовное дело по подозрению Зацарина было прекращено в связи с его смертью. В отношении других военных следствие пришло к выводу, что в их действиях не было состава преступления. 2 марта 2009 года расследование дела было приостановлено в связи с отсутствием состава преступления в действиях лиц, осуществлявших спецоперацию и руководивших ею. Местонахождение Моула неизвестно.