Людмила Алексеева: "Пока хоть один факт религиозного преследования существует, людей надо защищать"

Людмила Михайловна Алексеева10 февраля 2014 года Московская Хельсинкская группа представила информационно-аналитический доклад "Свобода совести и светскость государства в РФ" за 2013 год. Перед журналистами выступили ведущий научный сотрудник, сопредседатель Совета Института свободы совести Сергей Бурьянов и председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.

Read this article in English

 

По мнению правозащитников, в прошлом году продолжилось наступление на свободу совести и светскость государства, которое привело к массовым нарушениям прав человека, усилению нетерпимости и дискриминации.

Как сообщил Сергей Бурьянов, это выразилось, в частности, в законотворческих новациях: теперь за "оскорбление чувств верующих" можно получить до трех лет реального заключения. Это при том, что в нынешнем российском законодательстве не дается определений ни что такое "чувство", ни что такое "верующие".

Как следствие, группы так называемых "православных активистов" безнаказанно устраивают погромы на художественных выставках, спектаклях и других культурных мероприятиях, которые им представляются "оскорбительными". Правоохранительные органы в это никак не вмешиваются.

Еще одна претензия правозащитников к современному российскому законодательству заключается в том, что имеющееся в нем понятие "секта" представляет собой, по сути, негативный социальный ярлык, который могут "навесить" на любую религиозную организацию, исповедующую религию, отличную от "официальной".

Продолжаются преследования мусульман, саентологов, кришнаитов и других верующих. Способствует этому и список "экстремистских" организаций, далеко не все пункты которого правомерны.

Сергей Бурьянов, Людмила Алексеева. Фото Веры Васильевой, HRO.org

В то же время, по данным авторов доклада, в 2013 году несколько улучшилось положение Свидетелей Иеговы, благодаря их активным действиям по защите своих интересов в судах всех уровней. Однако продолжится ли эта тенденция, пока непонятно.

Происходит сращивание церкви и государства, также отмечает МХГ. Это выражается, например, во введении конфессионально ориентированных дисциплин в школе и института военных капелланов (войсковых священников) в армии.

Подверг критике Сергей Бурьянов и практику передачи религиозным объединениям государственной собственности, в том числе культурных ценностей в связи с принятием закона "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности".

Для того, чтобы нивелировать последствия законотворческих новаций последнего времени, необходима очень серьезная реформа законодательства, полагает Михаил Бурьянов.

В свою очередь, Людмила Алексеева видит корни сегодняшних проблем в законе "О свободе совести и религиозных объединений", принятом еще в 1997 году, который разделил религии на "традиционные" и "нетрадиционные". Она убеждена, данный нормативный акт должен быть отменен. Пока это не сделано, Россия не может называться правовым государством.

"Явно привечают одну церковь", хотя "по Конституции церковь отделена от государства", отметила правозащитница.

Председатель МХГ выразила глубокое сожаление в связи с тем, что "среди правозащитников понятие свободы вероисповедания", по ее мнению, недостаточно "популярно", нет понимания "необходимости серьезной, постоянной защиты каждой религии в нашей стране".

"Для верующего человека свобода вероисповедания – это то же самое, что для неверующего свобода убеждений… Пока хоть один факт религиозного преследования существует, людей надо защищать", – сказала Людмила Алексеева.

После выступления основных докладчиков слово было передано представителям религиозных организаций, которые также присутствовали на пресс-конференции. О случаях притеснения заявили представители мусульман, саентологов и приверженцев духовной практики Фалуньгун.

Людмила Алексеева. Фото Веры Васильевой, HRO.org