На "нет" и суда нет?

Заочный суд над Леонидом Невзлиным, продолжившийся на этой неделе, становится заочным во всех смыслах. На судебном процессе отсутствует не только обвиняемый, чье имя с понедельника по среду ни разу (!) не упоминалось. Не приходят даже потерпевшие и свидетели

– из примерно 60 свидетелей, ожидавшихся в эти три дня, в Мосгорсуд пришел только... один. Впрочем, и он не смог указать на какую-либо связь между преступлениями и Леонидом Невзлиным, обвиненным Генпрокуратурой в их организации.

Виктор Филимонов – сосед по дому Валентины Корнеевой, застреленной возле дверей своей квартиры в Москве 21 января 1998 года. Он (а также муж убитой) сумел опознать киллера – Владимира Шапиро. И на процессе Леонида Невзлина Филимонов лишь повторил свои прежние показания, в которых нет ни слова об именах предполагаемых заказчиков.

Напомню, что, по утверждению гособвинения, мотивом убийства, якобы организованного Леонидом Невзлиным, послужил отказ Валентины Корнеевой продать "МЕНАТЕПу" принадлежавшее ей помещение магазина "Чай".

На заседании в среду прокурор Кубляков сообщил, что "потерпевшая Костина сначала была в командировке, а теперь заболела. А потерпевший Филиппов направлялся сегодня с утра в суд, но по каким-то причинам так и не доехал".

Такое единодушное игнорирование процесса потерпевшими и свидетелями, казалось бы, заинтересованными в наказании виновных, наводит на размышления. Не потому ли это происходит, что передача верховной власти "по наследству" вместо прописанной в Конституции процедуры выборов чревата самыми непредсказуемыми последствиями? В том числе – и наказанием еще вчера тщательно оберегаемых лжесвидетелей. И неопределенность ситуации "наверху" вызывает сумятицу в головах тех, кто еще недавно на процессе Алексея Пичугина живописал "преступления "ЮКОСа", не утруждаясь подкрепить свои утверждения сколько-нибудь вескими доказательствами.

Сам Алексей Пичугин, равно как и Михаил Ходорковский, тоже значится в свидетельских списках. По информации Дмитрия Харитонова – адвоката Леонида Невзлина, судья уже выписал распоряжения об их этапировании. Но не ограничится ли участие в процессе этих – явно "неудобных" из-за своей "несговорчивости" – свидетелей фамилиями в списке, пока сказать трудно.

Ввиду отсутствия свидетелей и потерпевших основное время на судебных заседаниях этой недели прокурор Александр Кубляков оглашал письменные материалы дела. Значительная их часть, похоже, перекочевала в дело Леонида Невзлина из дела Алексея Пичугина, что еще раз заставляет задуматься об искусственности их разделения.

Примечательно, что судья Новиков неоднократно подсказывал гособвинителю, какой именно лист дела следует зачитать. Немаловажность этого вопроса станет понятной, если вспомнить, что ходе предстоящих прений обвинение и защита имеют право ссылаться только на оглашенные материалы. В конце концов такое подсказывание судьи адвокат попытался опротестовать – как нарушение принципа равенства сторон. Но тщетно: по мнению председательствующего, ничего противозаконного в его действиях не было.

Впрочем, утверждение, будто процесс за эту неделю не посетил никто из потерпевших, было бы лукавством – во вторник в судебном заседании участвовала Фарида Исламова, вдова мэра Нефтеюганска Владимира Петухова. Потерпевшая утверждает, будто к смерти ее мужа причастен "ЮКОС", а в качестве мотива называет его действия по взиманию с компании налогов.

Но оглашенные – подчеркну: прокурором! – на текущий момент материалы дела этого не подтверждают, а скорее говорят о несостоятельности версии Генпрокуратуры.

Так, согласно договорам об инвестиционном налоговом кредите, только с октября 1996 по октябрь 1997 года компания выплатила городу порядка 100 миллиардов рублей. А по соглашению от 1998 года "ЮКОС" и "Юганскнефтегаз" обязались выплатить в городской бюджет примерно 400 миллиардов неденоминированных рублей, причем сумма уточнялась каждый месяц.

На просьбу Дмитрия Харитонова прокомментировать подписание этих соглашений, Фарида Исламова заявила: "Они заставляли моего мужа все это подписывать, угрожали".

Вопрос адвоката о том, почему мэра нужно было заставлять подписывать такие необходимые для пополнения бюджета города бумаги, поставил потерпевшую в тупик.

В тупик, похоже, зашел и сам процесс. При отсутствии обвиняемого, свидетелей и потерпевших суд вот-вот останется не у дел.