Людмила Алексеева об "узниках Болотной": Они сидят за всех нас

Read this article in English

Разговор в эфире Радио Совбода 24 июля 2013

Кристина Горелик: На Pussy Riot приходило огромное количество народу. И в Киров, где проходил суд над Алексеем Навальным, билетов было не достать. А на процессах по "узникам Болотной" – тишина. Почему?

Людмила Алексеева: Вы знаете, мне трудно судить, я могу констатировать, что это так. Действительно, когда был процесс над девушками из Pussy Riot, там около суда толпа была, а сейчас скверик пуст. Разве они заслуживают меньшего внимания, эти ребята, которым грозят большие сроки и которые очевидно невиновны?

Я думаю, что неслучайно для начала этого процесса выбрано летнее время, когда многие в отпуске, на дачах. Всегда в летнее время происходит спад общественной активности. Это первое. Во-вторых, очевидно, что суд этот будет длиться долго, он идет в Мосгорсуде, то есть не в центре Москвы, а довольно далеко, на Богородском валу, где далеко не все бывали. Значит надо ехать куда-то, по какому-то незнакомому адресу в летнее время, в жару. А процесс будет еще месяца два. "Жара спадет, я поеду" – вот как люди рассуждают. А родственники, которые приходят на каждый суд, несмотря на погоду, им горько. Отец Полиховича сказал: на этом шествии было 80 тысяч людей, ведь каждый мог оказаться на месте наших узников. Куда же они делись, эти 80 тысяч, почему их не видно?

И мне обидно за ребят. Я вам скажу, я была, зал не то, что большой, но больше обычного районного суда, в основном он заполнен, но все-таки три четыре места есть свободных, нельзя сказать, что он набит битком. Рядом с этим зданием суда такой уютный скверик с фонтаном, со скамеечками. Как там хорошо потусоваться, постоять с плакатами, на пикете, с журналистами поговорить. А он пустой.

Это прямо меня гложет, потому что этот судебный процесс над ребятами, участниками митинга задуман как показательный. Только общество, только массовое заинтересованное внимание общества может спасти этих ребят.

Будет все тихо, приговоры будут ужасными, будет большое волнение – сроки будут меньше, я не обольщаю себя, что будет оправдательный приговор, у нас так не бывает, к сожалению, в нашей гуманном суде, но ведь очень важно, сколько дадут. Я еще помню в советское время, много моих друзей, товарищей, коллег оказывались на скамье подсудимых за правозащитную деятельность. Мы им ничем не могли помочь. Ходили, ходили, все равно будет крайний срок – это мы знали, и они знали. Но они много раз говорили, все до одного и ни разу не было другого мнения, что совсем иначе чувствуешь себя, совсем иначе переносишь все эти годы заключения, если ты знаешь, что о тебе помнят, тебя поддерживают, тебе сочувствуют.

Поэтому для меня это в высшей степени важно, чтобы люди туда ходили. Я сама буду ходить каждый день, когда у меня есть такая возможность, и буду делать все от меня зависящее, чтобы на время судов, а там каждую неделю вторник, среда, четверг, чтобы на эти дни я имела возможность прийти на этот суд. Я буду ходить, сколько бы он ни длился. Потому что я считаю это своим гражданским долгом перед этими людьми, которые сидят не только за себя, а за всех нас и за меня, в частности.

Кристина Горелик: Я думаю, что после того, как люди посмотрят эфир с вами, в ближайшие дни народу в скверике прибавится.

Людмила Алексеева: Я очень прошу, это моя самая горячая просьба: приходите на этот суд по возможности как можно чаще, как можно больше.