О встрече правозащитников с Эдвардом Сноуденом

Бывший сотрудник фирмы, работавшей по контрактам с ЦРУ, Эдвард Сноуден, прославившийся на весь мир благодаря обнародованию секретной информации американских спецслужб о подслуживании и перехвате электронной корреспонденции, а сейчас прячущийся в транзитной зоне аэропорта «Шереметьево», неожиданно пригласил на встречу представителей правозащитных организаций и в их присутствии объявил, что просит политического убежища в России. О некоторых подробностях встречи «Ежедневному журналу» рассказали глава московского представительства Amnesty International Сергей Никитин и заместитель главы московского бюро Human Rights Watch Татьяна Локшина.

 

Как была организована встреча? Вас встретили прямо в аэропорту и провели в транзитную зону?

Сергей Никитин: Я получил электронное послание с приглашением на встречу, и такое же послание, очевидно, получили и другие участники. Встретились мы в аэропорту "Шереметьево", где были поражены обилием людей с камерами и микрофонами и их энтузиазмом. Я отметил для себя, что граждане, которым не повезло улетать в этот день, тоже были очень сильно удивлены и, наверно, искали глазами каких-нибудь киноартистов среди тех, кого окружали люди с камерами. Потом всей большой толпой, ломая друг другу ноги, мы отправились в терминале в какой-то закуток, где прошли все рамки, потом служба безопасности провела нас в стерильную зону, откуда нас перевезли в другую часть здания на автобусе и дальше провели в отгороженную, очевидно, стерильную часть коридора, где и происходила встреча.

 

Объяснил ли Сноуден, почему он обращается к правозащитникам, а не непосредственно к российским властям?

Татьяна Локшина: Он сказал, что обращается к правозащитным организациям, с тем чтобы они уже со своей стороны обратились к господину Путину с просьбой о поддержке его запроса о политическом убежище. Он считает, что для того чтобы находиться в безопасности на территории России, он должен получить официальный статус, соответственно, и делает сейчас запрос о получении этого статуса. Он надеется, что российские власти поддержат этот запрос, и рассчитывает на помощь присутствовавших на встрече организаций.

 

Каков его план? Он хочет получить паспорт, а потом ехать в Латинскую Америку?

Татьяна Локшина: Он не произносил слова "паспорт". Он хочет получить убежище и далее хотел бы направиться в Латинскую Америку.

 

Есть ли понимание, что теперь должно делать правозащитное сообщество? Будут ли сделаны какие-то обращения?

Татьяна Локшина: Я ничего проблематичного в просьбе, с которой к нам обратился Сноуден, не вижу. Организация Human Rights Watch уже публиковала заявление о том, что его опасения подвергнуться жестокому обращению, если он будет возвращен в США, обоснованы. Мы призывали государства, к которым он обратится с просьбой об убежище, рассмотреть его запросы объективно, потому что, с нашей точки зрения, у него есть основания обращаться с такой просьбой. Он также попросил собравшихся, чтобы они обратились к властям США и европейским странам, чтобы ему не препятствовали в передвижении. Этот запрос мне тоже не кажется проблематичным. Конечно, я еще должна поговорить с коллегами, готового документа от Human Rights Watch у меня нет, но мне кажется, что его просьба в данном случае понятна и обоснована.

 

Надо ли понимать, что Сноуден готов выполнить условие, которое поставил ему Путин, то есть пообещал не действовать во вред США?

Татьяна Локшина: Нет, он говорил другое. Он сказал, что не видит никакой проблемы в замечании Владимира Путина, потому что, с его точки зрения, его действия не наносили ущерба США.

 

Удалось ли понять, как Сноуден все это время существовал в транзитной зоне аэропорта?

Татьяна Локшина: Он не может никуда сдвинуться отсюда, пока его статус не будет урегулирован или пока ему не перестанут препятствовать в передвижениях. На условия он не жалуется.

 

Источник: Ежедневный Журнал