Несколько ярких историй успеха

В Москве прошел митинг в поддержку узников 6 мая (и более широко – против нарушения прав человека). Миновал год после известных событий на Болотной площади. 27 человек находятся под стражей, ждут конца следствия и приговора суда.

Трагедия, произошедшая накануне (при монтаже сцены на рабочего Максима Мелкова упало звукоусилительное оборудование, и 25-летний парень погиб) привело к тому, что ни сцены, ни нужного для митинга звука не получилось. Потратив минут двадцать, я смог через плотную толпу подобраться на 50-60 метров к сцене и "поймать" звуковую волну слабых динамиков. Только так и удалось расслышать выступавших.

До тех участников митинга, кто проявил меньше упорства, долетали только обрывки речей. Сильно мешал и стрекочущий в небе вертолет. При невозможности сконцентрироваться на трибуне и ораторах люди переходили с места на место, искали знакомых, "кучковались" и обсуждали происходившее.

Где-то через полчаса после начала митинга потянулись узкие ручейки "на выход" и тех, кто искал место посвободнее. Мне было любопытно: как поведут себя участники митинга, внезапно оказавшиеся сами по себе? Организуют свои мини-митинги? Останутся в знак солидарности? Махнув рукой, побредут к ближайшей станции метро?

Многие так и поступили (вряд ли стоит их упрекать). В основном же люди спокойно стояли, общались с знакомыми и друзьями, рассматривали грозные и забавные плакаты, читали листовки, которые во множестве раздавали всем желающим взять. Нормальные, взрослые, интеллигентные люди. Какие "массовые беспорядки", помилуйте! Где-то в районе Лужкова моста на несколько минут поднялся дым – зажгли пару файеров, но без развития сюжета. Еще, говорят, в ряды участников вклинился "православный активист" Цорионов (Энтео) с группой своих единомышленников и лозунгами "Остановим содомитов". Пытался отыскать в толпе участников митинга ЛГБТ-сообщество. Не нашел, но спровоцировал потасовку, которая мгновенно попала во все объективы и на страницы интернета. Примерно так, подумал я, и делаются "массовые беспорядки".

Как наблюдателя от правозащитного сайта меня более всего интересовали вопросы, связанные с правами человека.

О тех, кого задержали после 6 мая 2012 года, говорили и с трибуны, и в толпе (недалеко от меня скандировали "Свободу Гаскарову!").

Замечательная Лия Ахеджакова зачитала письмо Владимира Акименкова из СИЗО. Поэт Дмитрий Быков и писатель Борис Акунин обращались больше к совести, чем к политическим симпатиями и настроениям участников митинга. Но в целом тема прав человека "размазалась" по общественно-политическому противню.

Откровение Гудкова-старшего о том, что в Госдуме нет оппозиционных партий, и последовавшая за ним речь "яблочника»" Митрохина с предложением, наконец, объединиться и выдвинуть единого кандидата Гудкова на пост губернатора Подмосковья, слабо вязались с заявленной темой митинга.

О международных обязательствах России в области прав человека (а в согласованной теме митинга было сказано – "выразить протест против нарушения международных обязательств РФ"), как мне показалось, вообще никто не говорил.

Обилие политических речевок и привычных ораторов оставляло чувство "дежа вю". Выступи с трибуны какой-нибудь толковый ITшник, расскажи он в цифрах о том, сколько ни в чем не повинных веб-сайтов заблокировано из-за топорных попыток властей бороться с наркоманскими и педофильскими ресурсами – уверен, многие собравшиеся бы задумались о том, что завтра-послезавтра в пресловутом "реестре" может оказаться любимый ЖЖ или Фейсбук, если ничего не предпринять сегодня.

Выступи с трибуны ученый-эколог, которому прокуратура пытается навесить ярлык "иностранного агента" за его деятельность по защите окружающей среды – много ли участников митинга осталось бы равнодушными?

Знаю гражданских активистов, реально занятых проблемами защиты прав простых людей. Членов некоммерческих организаций, муниципальных депутатов. Вместо душераздирающей арии Кашина о том, что все идет по плану, на мой взгляд, были бы уместны две-три небольшие, но яркие истории успеха. О том, как удалось вывести на чистую воду проворовавшегося чиновника, остановить незаконную стройку, помочь жертве произвола отстоять свои права в суде. "А дело-то движется, – могли бы сказать себе собравшиеся на Болотной площади, – и, похоже, есть результаты. Значит, несмотря ни на что, права можно защитить. Значит, мы не зря пришли на митинг в защиту прав человека".