Решение ЕСПЧ по делу "Савриддин Джураев против России"

25 апреля 2013 г. Европейский Суд по правам человека вынес постановление по делу № 71386/10 "Савриддин Джураев против России". Суд установил, что власти РФ нарушили статью 3 Конвенции, не защитив заявителя от риска подвергнуться пыткам и жестокому обращению – не предотвратили его похищения и принудительного вывоза в Таджикистан и не провели эффективного расследования этой операции, в которую были вовлечены представители государства-ответчика.

Несоблюдение Россией обеспечительных мер, указанных Судом в соответствии с Правилом 39 его Регламента, повлекло также нарушение статьи 34, обязывающей власти государства – участника Конвенции не препятствовать эффективному осуществлению права лиц, находящихся под его юрисдикцией, на обращение в Суд с индивидуальной жалобой. Кроме того, в связи со значительными задержками рассмотрения жалоб заявителя на решения о продлении сроков его содержания под стражей во время экстрадиционной проверки, была нарушена статья 5(4) Конвенции, гарантирующая безотлагательный судебный пересмотр законности лишения лица свободы.

Суд обязал власти РФ выплатить Савриддину Джураеву после вступления постановления в силу 30 тысяч евро компенсации за моральный вред и 5 920 евро в качестве компенсации расходов и издержек. Кроме того, и что гораздо важнее – Суд указал на дополнительные общие и индивидуальные меры, которые должны быть приняты российскими властями во исполнение вынесенного постановления (см. ниже, после краткого резюме предыстории дела).

***********

Напомним, что гражданин Таджикистана Савриддин Джураев, 1985 года рождения, был арестован в Москве в ноябре 2009 г. в связи с розыском, объявленным в отношении него таджикскими правоохранительными органами. Суть обвинений сводилась к тому, что в 1992 году 7-летний Савриддин, "… используя начало гражданского противостояния и возникшего хаоса в республике, с целью дестабилизации политической обстановки Республики Таджикистан и незаконного присвоения должностных полномочий государственных силовых органов…", примкнул к радикальным исламистам и с тех пор, по мнению таджикских следователей, с ними не расставался. Генпрокуратура РФ вынесла постановление о его экстрадиции на основании представленных инициатором розыска документов, несмотря на множество содержащихся в них очевидных противоречий. После безуспешного обжалования решения о выдаче оно вступило в силу, но не подлежало исполнению, т.к. 7 декабря 2010 г. экстрадицию Джураева приостановил Европейский Суд, применив Правило 39 своего Регламента в связи с тем, что на родине заявитель может подвергнуться пыткам.

В мае 2011 г. после 18 месяцев, проведенных в московском СИЗО, Джураев был освобожден, т.к. российское законодательство не позволяло далее продлевать его содержание под стражей. УВКБ ООН признало его нуждающимся в международной защите, а в сентябре того же года он получил свидетельство о предоставлении ему временного убежища на территории РФ.

В ночь с 31 октября на 1 ноября 2011 г. Савриддин был похищен в Москве, а уже 3 ноября его допрашивали в Худжанде по тому самому уголовному делу, по которому таджикская сторона требовала его выдачи. В январе 2012 г. в суде, проходившем в помещении следственного изолятора, он заявил, что его похитили в Москве, незаконно вывезли в Таджикистан, вынудили подписать явку с повинной и оговорить себя. В судебном заседании он отказался от значительной части "признательных" показаний, данных им под давлением при первом допросе.

В апреле 2012 года 27-летний Савриддин Джураев был осужден на родине на 26 лет лишения свободы.

***********

Европейский Суд счел, что обязательства России по исполнению решения по делу Савриддина Джураева не могут ограничиться выплатой ему компенсации. В ситуации, когда заявитель находится вне юрисдикции государства-ответчика, исправление допущенных нарушений Конвенции затруднено – что, тем не менее, не освобождает такое государство от обязанности принять все, относящиеся к его компетенции, меры к тому, чтобы положить конец установленному нарушению Конвенции и к исправлению его последствий. Современный уровень развития международного права и международных отношений не позволяет считать невозможным принятие государством-ответчиком ощутимых мер к защите заявителя, находящегося под иностранной юрисдикцией, от существующих там угроз его жизни и здоровью. Учитывая сложившуюся в данном деле ситуацию, Комитет министров Совета Европы, надзирающий за исполнением решений Суда, может лучше оценить применимые здесь конкретные меры, которые должны быть "реально осуществимыми, своевременными, адекватными и достаточными для обеспечения возможности максимального возмещение за нарушения, установленные Судом".

Суд придает также особое значение необходимости принятия общих мер, направленных на предотвращение новых подобных нарушений в будущем. Как отмечено в решении, содержащиеся в нем выводы подтверждают, что неоднократные похищения заявителей и их передача в страны назначения с преднамеренным нарушением правовых процедур сводятся к вопиющему неуважению к верховенству права и предполагает, что отдельные государственные органы выработали практику нарушения своих обязательств по соблюдению и национального законодательства, и Конвенции. Такое положение дел влечет самые серьезные последствия как для российской правовой системы, так и для эффективности механизмов Конвенции и авторитета Суда. В связи с этим, Суд указал на необходимость совершенствования внутренних средств правовой защиты и предупреждения их нарушений в вопросах экстрадиции, что требует принятия мер общего характера.

Для этого необходимо, во-первых, обеспечить заявителям эффективную защиту со стороны государства не только на законодательном уровне, но и на практике. Это особенно важно для лиц, чьей выдачи требуют страны, в которые ранее уже имели место незаконные принудительные высылки. Таким заявителям и их представителям должен быть предоставлен облегченный доступ к компетентным представителям государства, которых они могли бы информировать о любой чрезвычайной ситуации, требующей срочных мер по обеспечению защиты.

Во-вторых, каждый случай нарушения указанных Судом обеспечительных мер (в частности, Правила 39 Регламента Суда) должен эффективно расследоваться – тщательно и в соответствии с установленными для таких расследований стандартами качества. Суд отметил, что существующие процедуры требуемых результатов не дают.

Защиту заявителя в России осуществляла адвокат АБ "Мусаев и Партнеры" Дарья Тренина, его интересы в ЕСПЧ она представляла вместе с руководителем программы "Право на убежище" Института прав человека Еленой Рябининой.

Об авторе: Елена Рябинина,
руководитель программы "Право на убежище"
Института прав человека