Европейский суд: отмена усыновления детей Агеевых нарушает Конвенцию

18 апреля 2013 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление по делу "Агеевы против России" (Ageyevy v. Russia, № 7075/10). Заявители в этом деле – супруги Антон и Лариса Агеевы, живущие в селении Коробово Ленинского района Московской области. Их интересы представляли юристы Правозащитного центра "Мемориал" и Европейского центра защиты прав человека (EHRAC). На национальном уровне на разных этапах Агеевых представляли адвокаты Елена Кашутина, Павел Шевчук и Надежда Ермолаева.

ЕСПЧ признал отмену усыновления безосновательной и потребовал у российских властей пересмотреть это решение. Кроме того, власти РФ должны выплатить заявителям в качестве компенсации морального вреда 55 тысяч евро, в счет компенсации издержек на представление дела в ЕСПЧ – 12 тысяч евро.

"Устанавливая нарушения Конвенции по делу Агеевых, Европейский Суд был поражен тем, насколько поверхностно российские суды исследовали обстоятельства дела. Это, к сожалению, не редкость в наших судах, даже когда принимаются судьбоносные для родителей и их детей решения. В целом, дело Агеевых – яркая иллюстрация того, что российские власти проявляют полное неуважение к частной и семейной жизни людей, а иногда и демонстративно пренебрегают им, а также не считаются ни с правами родителей, ни с интересами детей. На примере Агеевых Европейский Суд единогласно признал российские власти неспособными защитить от посягательств право на частную и семейную жизнь", – считает Надежда Ермолаева.

В апреле 2008 года Агеевы усыновили двух детей, биологические родители которых были лишены родительских прав в 2006 и 2007 годах из-за ненадлежащего исполнения ими своих родительских обязанностей. 20 марта 2009 года в результате несчастного случая сын Агеевых получил травмы, и отец отвез его в больницу. Однако уже 26 марта родителям разрешили забрать ребенка домой, поскольку не было необходимости и дальше держать его в больнице.

В тот же день против Ларисы Агеевой было возбуждено уголовное дело по подозрению в причинении физического вреда ребенку. Позже обвинение было предъявлено и Антону. 29 марта детей забрали из семьи и поместили в больницу "по социальным показателям". Впоследствии Видновский городской суд Московской области признал эти действия правомерными.

Дело семьи Агеевых привлекло внимание общественности и СМИ. Некоторые журналисты распространяли ложную информацию о жестоком обращении родителей с ребенком. Информация о частной жизни Антона и Ларисы, записи со скрытой камеры, установленной в их доме, и фотографии ребенка, сделанные в больнице без ведома родителей, незаконно попали в СМИ. В июне 2009 года Агеевы просили возбудить уголовное дело против людей, причастных к незаконному распространению информации об их частной жизни и ложной информации о них. Уголовное дело по факту разглашения тайны усыновления было возбуждено в ноябре 2009 года, в декабре заявители были признаны потерпевшими. Однако привлечь кого-либо к ответственности следствие оказалось неспособным.

17 июня 2009 года Преображенский районный суд г. Москва принял решение об отмене усыновления в отношении обоих детей. Суд обосновал свое решение якобы ненадлежащей заботой об их здоровье. То, что заявители не водили детей в районную поликлинику, а предпочитали специализированные медицинские центры и НИИ, суд счел "склонностью к самолечению". 13 августа 2009 года Московский городской суд оставил это решение в силе.

21 января 2010 года заявители обратились в Европейский суд по правам человека.

С июня 2010 года Агеевым разрешили посещать детей, находившихся в приюте. Они принимают активное участие в их жизни. Специалисты приюта отмечают положительные изменения в детях именно благодаря тому, что в их воспитании участвуют Антон и Лариса.

Между тем уголовное дело в отношении Агеевых продолжало развиваться. 15 ноября 2010 года Видновский суд признал Ларису Агееву виновной в умышленном нанесении легкого вреда здоровью одному из детей (ст. 115 ч. 1 УК РФ) и неисполнении обязанностей по его воспитанию (ст. 156 УК РФ), по остальным обвинениям она была оправдана. Приговор – 1 год и 8 месяцев исправительных работ с удержанием 15% из заработной платы в доход государству. Антон Агеев был полностью оправдан, так как его действиях не было состава преступления. Лариса, ее защитники и законный представитель детей обжаловали приговор, требуя ее оправдания. Прокуратура, в свою очередь, принесла кассационное представление на оправдательный приговор Антона, а также настаивала на более суровом наказании для Ларисы.

17 февраля 2011 года Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда отклонила кассационные жалобы и представление участников процесса, и приговор остался без изменения. В связи с осуждением Лариса также обратилась в Европейский Суд по правам человека с жалобой на нарушение права на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Конвенции).

В марте 2011 года оправданный Антон обратился с заявлением о пересмотре решения об отмене усыновления ввиду вновь открывшихся обстоятельств. Ему отказали. Также Антон безуспешно обращался в Преображенский суд Москвы с заявлением о восстановлении его в правах отцовства. Таким образом, никаких правовых средств на национальном уровне, способных воссоединить семью Агеевых, найти не удалось.

Рассмотрев жалобу Агеевых, ЕCПЧ установил ряд нарушений статьи 8 (неприкосновенности частной и семейной жизни) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Среди них – действия властей Российской Федерации, повлекшие распространение в СМИ информации о частной жизни заявителей, раскрытие тайны усыновления и неспособность провести эффективное расследование этого, беспрепятственный доступ журналистов к находившемуся в больнице сыну заявителей. Также нарушением статьи 8 признано то, что у заявителей не было права общаться с детьми до июня 2010 года.

Отмену усыновления ЕСПЧ признал безосновательной и особенно отметил, что национальные процедуры по этому поводу должны быть возобновлены, а решение – пересмотрено в соответствии с положениями действующего Гражданского процессуального Кодекса РФ. Решение принято палатой из семи судей единогласно.

Источник: Правозащитный Центр "Мемориал"