Забайкальские правозащитники подробно описали прокурорам свою политическую деятельность

29 марта Забайкальский правозащитный центр отказался предоставить прокурорам копии запрашиваемых документов и сведений, объяснив незаконность поступившего требования. При этом правозащитники подробно описали, какой политической деятельностью они занимаются, и подготовили "анализ публичной активности", который требовали прокуроры.

Об этом сообщает Межрегиональная правозащитная Ассоциация "Агора".

Политическая деятельность Забайкальского правозащитного центра

Директор Забайкальского правозащитного центра Виталий Черкасов заявил, что его организация "активно занимается формированием общественного мнения и влиянием на политику региональных властей и территориальных подразделений федеральных органов исполнительной власти в сфере соблюдения прав человека".

Правозащитник Черкасов детально расписал приоритеты его организации в этом направлении:

  • изменить политику МВД, где широкомасштабно применяют пытки и бесчеловечное обращение к гражданам для создания видимости успешной раскрываемости преступлений;
  • изменить политику органов следствия, прокуратуры и судов, поощряющих и укрывающих практику пыток и бесчеловечного обращения к гражданам, применяемых в МВД для создания видимости успешной раскрываемости преступлений;
  • изменить политику ФСИН, саботирующую применение на практике декларируемых принципов гуманизации исполнения уголовных наказаний;
  • изменить политику государственных и муниципальных органов власти, допускающих системные нарушения в области избирательного права, посягающих на свободу слова и независимость средств массовой информации.

Директор Забайкальского правозащитного центра сообщил в ответе проверяющим прокурорам, что юристы организации "оказывают юридическую помощь и информационную поддержку гражданским активистам, публично протестующим против политики ущемления государством и региональной властью конституционных и социальных прав жителей Забайкалья".

Виталий Черкасов отметил, что юридическая помощь и информационная поддержка "оказывается и представителям оппозиционных политических партий и общественных движений – в случаях, когда они подвергаются гонению либо лишаются права избирать и быть избранными в органы законодательной и исполнительной власти". Черкасов напомнил, что в 2012 году член правления организации Дмитрий Плюхин на муниципальных выборах был избран главой Могочинского района. "В этой должности Плюхин более активно продолжит формировать общественное мнение и влиять на политику органов исполнительной власти в сфере соблюдения прав человека", – заключил Черкасов.

Формирование общественного мнения Забайкальским правозащитным центром

– Для эффективного формирования общественного мнения ЗабПЦ активно использует возможности федеральных и региональных СМИ, – отметил в ответе прокурорам правозащитник. – С 2008 года в публичном пространстве распространено свыше 4000 публикаций с целью воздействия на политику органов исполнительной власти в сфере соблюдения прав человека. С помощью наступательной информационной политики юристам ЗабПЦ уже удалось сформировать в общественном сознании атмосферу нетерпимости к полицейскому произволу, а также к поборам и коррупции в системе образования Забайкальского края. ЗабПЦ намерен и далее усиливать влияние на общественное мнение, находясь в поиске новых законных форм гражданского контроля за деятельностью органов исполнительной власти.

Незаконность проверки Забайкальского правозащитного центра

Что касается предоставления копий различных запрошенных прокурорами документов, оттисков печати и чистого фирменного бланка, Виталий Черкасов ответил: " Ваше требование не является законным, оно не основано ни на требованиях Федерального закона "О прокуратуре РФ", ни на приказах и указаниях Генеральной прокуратуры РФ. По этой причине оно не может быть мной исполнено".

Правозащитник объяснил, что информация о деятельности некоммерческой организации, учредительные документы, в том числе касающиеся финансирования организации, данные о регистрации символики имеются в распоряжении Министерства юстиции РФ, Управления Минюста РФ по Забайкальскому краю, налоговых и иных государственных органов.

Черкасов напомнил, что Управление Минюста по Забайкальскому краю в 2012 году провело полную плановую проверку за три года его организации, целью которой являлось соответствие деятельности НКО, в том числе расходование средств, российскому законодательству. Никаких нарушений выявлено не было. Между тем, данные об источниках финансирования организации и его объеме предоставляются ежегодно не только Министерству юстиции РФ, а также в налоговые органы.

Что касается расходования средств, Росфинмониторинг, избирательные комиссии, органы исполнительной власти и местного самоуправления обладают полной информацией о финансировании НКО терроризма, экстремизма, избирательных компаний (поддержке политиков), организации публичных мероприятий.

Черкасов обратил внимание, что в Указании Генеральной прокуратуры РФ "Об исключении из практики прокурорского надзора фактов необоснованного вмешательства в деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов и организаций" (N 236/7 от 8 августа 2011 года) отмечено: "Анализ практики прокурорского надзора свидетельствует о наличии фактов необоснованного вмешательства прокуроров в деятельность … некоммерческих организаций при осуществлении проверочных мероприятий, истребовании документов и сведений, принятии мер реагирования по итогам проверок. Подобные действия грубо нарушают права и законные интересы указанных субъектов, несут в себе значительный коррупционный риск и создают предпосылки для иных злоупотреблений".

В этом Указании прямо запрещено необоснованно истребовать излишние данные и информацию открытого доступа. Прокуроров при проведении проверок обязывают "максимально использовать возможности получения необходимых информации и сведений из доступных официальных источников, в том числе сети Интернет".

– Сведения и документы, запрошенные вами, являются информацией открытого доступа, имеются в доступных официальных источниках, в том числе в сети Интернет, – ответил прокурорам Виталий Черкасов. – По этой причине ваше требование незаконно, необоснованно и не подлежит исполнению. Согласно этим же нормам права я не обязан делать и представлять прокуратуре индивидуальные аналитические данные, не предусмотренные законом.

Кроме того, правозащитники обращают внимание, что согласно Федеральному закону "О прокуратуре" (статья 21), "при осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы. Проверки исполнения законов проводятся на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором".

Необходимость соблюдения этих требований закона описана в Приказе Генеральной прокуратуры РФ "Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина" (№195 от 7 декабря 2007 года). В частности, там указано: "проверки исполнения законов проводить на основании поступившей в органы прокуратуры информации (обращений граждан, должностных лиц, сообщений средств массовой информации и т.п.), а также других материалов о допущенных правонарушениях, требующих использования прокурорских полномочий. В качестве повода для прокурорских проверок рассматривать материалы уголовных, гражданских, арбитражных и административных дел, результаты анализа статистики, прокурорской и правоприменительной практики, а также другие материалы, содержащие достаточные данные о нарушениях закона".

Еще 18 февраля 2000 года, то есть 13 лет назад, Конституционный суд РФ постановил, что "в настоящее время законодательно не закреплены ни сроки, ни процедуры проверок, осуществляемых органами прокуратуры в порядке надзора". В этом же постановлении (№ 3-П от 18.02.2000) закреплена обязанность органов прокуратуры знакомить субъектов проверки с ее результатами. Ответные требования Забайкальского правозащитного центра

Таким образом, Виталий Черкасов просит прокуратуру разъяснить, на каком основании из указанных в статье 21 Федерального закона "О прокуратуре РФ" осуществляется проверка организации, какие именно нарушения явились для нее основанием и каков был повод – заявление, сообщение, жалоба. Он просит ответить, когда начата проверка организации, за сколько дней до ее начала его должны были уведомить, в какой форме (устно или письменно) и каким нормативным актом регламентируется порядок уведомления о начале прокурорской проверки.

Кроме того, Виталий Черкасов в соответствии с ФЗ "О прокуратуре РФ" (статья 6) и постановлением Конституционного Суда РФ (№ 3-П от 18 февраля 2000 года) попросил ознакомить его с решениями прокурора о начале проверки организации, с поручением прокуратуры Забайкальского края о проведении проверки НКО, с ее результатами и со всеми материалами проверки, полученными органами прокуратуры. Ответ на это обращение правозащитник попросил предоставить в установленный законом месячный срок в письменном виде.

Ознакомиться с требованием прокуратуры Ингодинского района Читы к Забайкальскому правозащитному центру можно здесь.