Сотни НКО в регионах сейчас доказывают, что они не верблюды

19 марта пройдет экстренное заседание Постоянной комиссии по развитию НКО Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека. Поводом послужили многочисленные атаки на некоммерческие организации со стороны прокуратуры.

Как пишет корреспондент "Новой газеты" Ольга Просвирова , массовые проверки стартовали в конце февраля, когда центральная прокуратура спустила в регионы соответствующие указания. В итоге в Саратовской области проверку пережили 70 НКО, в Краснодарском крае – 40, в Ростовской области – 30. Всего под инспекцию попали "агенты" из десяти регионов страны. Для сравнения: управление Минюста России по Краснодарскому краю, в обязанности которого и входит инспекция НКО, в графике плановых проверок с 1 по 17 марта указывает всего 9 организаций.

Председатель чувашской правозащитной организации "Щит и меч" Алексей Глухов рассказал "Новой": "До 25 марта мы обязаны предоставить учредительные документы и символику организации, если таковая имеется. И подробную информацию об источниках финансирования и его объемах, начиная с 2010 года".

Организация "Щит и меч" стала известна после того, как первая в России подала документы на получение статуса иностранного агента. Департамент по делам НКО Минюста России им отказал. "Когда мы подавали документы, мы рассуждали так: нельзя оспаривать те или иные нормы закона, не имея статуса "жертвы" этих законов. Мы хотели получить этот статус, тем самым продемонстрировать, что закон противоречит Конституции и позорит демократическое общество", – объясняет Глухов. В заявлении организация указала основным направлением деятельности защиту прав человека.

В Минюсте не поняли и ответили, что деятельность НКО не направлена на изменение государственной политики, потому что приоритетом государства и так является защита прав человека. Поэтому и отказали. Получается, зарегистрировать могут только те организации, которые прямо в графе "деятельность" указывают: "свержение конституционного строя"?

И вот теперь – проверка прокуратуры.

"Для этого нет никаких оснований, – уверен председатель "Агоры" Павел Чиков. – Почему прокуратура наделена такими полномочиями? С какого перепугу она вмешивается во внутреннюю деятельность некоммерческих организаций?" При проверках, по словам Чикова, особое внимание уделяется "государственной принадлежности" источников финансирования.

В "Агору" в течение последнего месяца приходят сообщения от НКО из разных регионов. В Краснодаре, по наблюдению юристов, проверки проходят наиболее жестко: работники прокуратуры приходят в сопровождении полиции, сотрудников ФСБ и Министерства юстиции. Были случаи изъятия рабочих компьютеров и личных вещей активистов.

В Ростовской области с проверкой пришли в "Союз женщин Дона". Заранее не уведомляли. Инспекция состояла из полиции, сотрудников прокуратуры, Роспотребнадзора, ОБЭПа (для проверки на предмет установки нелицензионного обеспечения на компьютерах). "У них был заранее составленный опросник: по уставу, целям и задачам организации, формам работы. Спрашивали, кто проводит у нас семинары, занимаемся ли мы образовательной деятельностью", – рассказывает член "Союза" Валентина Череватенко. По результатам проверки Череватенко пригласили в прокуратуру и сообщили о найденных нарушениях: "Что-то вроде просроченного времени проведения инструктажа по пожарной безопасности". Какое будет принято решение – сообщат позднее.

Сотрудники "Союза женщин" рассказывают, что представители инспекции все время интересовались: "А что будет с вашим имуществом, если вас закроют?" Валентина Череватенко уверяет, что к проверкам они давно привыкли: "Если дадут возможность устранить нарушения – устраним. Протестовать будем в том случае, если примут какое-нибудь незаконное решение".

В прошлую пятницу на пленарном заседании Госдумы Владимир Жириновский потребовал закрыть все НКО, не зарегистрировавшиеся как иностранные агенты. Лидер ЛДПР с трибуны уверял, что "это опасная вещь", а те НКО, которые не подали документы для получения статуса иностранного агента, саботируют действующий закон.