Учителя уволили из лицея за участие в акции против гомофобии

Илья КолмановскийУченый и журналист Илья Колмановский уволен из московского лицея "Вторая школа", где он преподавал биологию, за участие в акции против гомофобного закона. Как пишет сам Колмановский на сайте "Радио Свобода", директор лицея Владимир Овчинников в понедельник сообщил ему об увольнении "ради спасения школы". Колмановский проработал в лицее 7 лет.

Авторы доноса, поступившего в администрацию школы, утверждали, что Колмановский открыто признал себя геем, и просили оградить от него детей.

25 января, в день принятия закона о штрафах за "пропаганду гомосексуализма", Колмановский принял участие в акции "День поцелуев". Вместе с еще несколькими сторонниками равноправия он вышел к Госдуме вместе с ЛГБТ-активистами. На активистов и журналистов напали агрессивные гомофобы. ЛГБТ-активисты и их защитники были задержаны. "У меня состоялся с ними (гомофобами. –Ред.) публичный диспут; меня не побили, только кинули яйцо", – описывает Колмановский свое участие в акции. Он скандировал "Фашизм не пройдет", "Москва не Иран".

"Я знаю, что должен был выступить в защиту прав этих меньшинств и против мракобесия, против вражды, против разделения нации по любому признаку, – пишет Колмановский. – Я должен это сделать еще и потому, что я – не гей. Простите за пафос: мы должны закрыть этих людей плечами еще и потому, что потом – наша очередь".

Колмановский известен как журналист и популяризатор, ведущий подкаста "Карманный ученый", автор многочисленных публикаций на научно-популярные темы, ведущий театрализованных и интерактивных экскурсий для детей. В 1996 году вместе с друзьями создал Центр адаптации и обучения детей беженцев при комитете "Гражданское содействие", в течение 7 лет был содиректором центра.

Илья Колмановский:
Мне совестно перед учениками: я поставил под удар наше сотрудничество. Ребята, мне очень жаль, и я хочу извиниться за это перед вами. Я получал огромное удовольствие от наших встреч – вы всякий раз поражали меня способностью делать открытия прямо на уроке. Мы не успели закончить генетику; и еще осталась теория эволюции и экология.

Я всегда буду рад отвечать на ваши вопросы или помогать как-то еще – у вас есть мой мейл. Я надеюсь, что вы сделаете все, чтобы моему преемнику было комфортно работать с вами – это будет самым взрослым и правильным с вашей стороны.

Мне жаль директора и наших отношений. Ему виднее – его начальство и правда непредсказуемо и опасно; школа и правда висит на волоске финансово (из-за нового закона об образовании).

Я не мог поступить иначе. Есть ситуации, когда больше нельзя молчать; "когда покончат с евреями и коммунистами – придут за тобой, и уже некому будет тебя защитить". Я знаю, что должен был выступить в защиту прав этих меньшинств и против мракобесия, против вражды, против разделения нации по любому признаку. Я должен это сделать еще и потому, что я – не гей.

Простите за пафос: мы должны закрыть этих людей плечами еще и потому, что потом – наша очередь. Наступил момент, когда молчать – еще опаснее, чем говорить. Мы должны заговорить все вместе, одновременно – и тогда страх и ненависть схлопнутся как карточный домик, и мы вернемся в школы.

Источник: Грани