Дело Невзлина: Голубович в помощь

В четверг, 29 ноября 2012 года на процессе по второму уголовному делу Леонида Невзлина в Симоновском районном суде Москвы начали допрашивать бывшего директора дирекции по стратегическому планированию и корпоративным финансам "ЮКОСа" Алексея Голубовича. Этот свидетель обвинения, уже не раз дававший нужные следствию показания на руководство и сотрудников опальной нефтяной компании, снова оказался полезным для прокуратуры.

Случилось это тогда, когда дело против бывшего вице-президента "ЮКОСа" казалось наблюдателям уже полностью развалившимся в суде. Ведь в показаниях выступивших на процессе свидетелей не содержалось никаких прямых доказательств причастности Невзлина к сделкам мены акций дочерних предприятий "Восточной нефтяной компании" (ВНК) на акции "ЮКОСа". Именно с помощью этих сделок, по версии следствия, и было осуществлено хищение на сумму около 3,6 миллиардов рублей.

Алексей Голубович также выступал с показаниями против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева на процессе по их второму уголовному делу в Хамовническом районном суде Москвы. В немалой части на его же утверждениях основываются пожизненные приговоры в отношении Леонида Невзлина и экс-начальника отдела службы безопасности "ЮКОСа" Алексея Пичугина.

Кроме того, Голубович, давая интервью одиозным СМИ, внес немаловажный вклад в пиар-обеспечение разгрома нефтяной компании и преследования ее руководителей и сотрудников.

Ранее Голубович был объявлен в международный розыск по инициативе Генпрокуратуры РФ, но потом заключил сделку со следствием. В результате, будучи как должностное лицо причастным к сделкам, которые стали предметом обвинения в судах, он счастливо избежал уголовного преследования со стороны российских властей. Генпрокуратура РФ сняла с ценного для нее свидетеля свои обвинения.

"Меня беспокоила эквивалентность обмена. <...> Формально обмен был эквивалентным, но по экономической ценности – несопоставимым", – заявил Голубович в Симоновском суде в четверг.

Интересно, что выступая по этому же эпизоду в Хамовническом суде в конце января 2010 года, в первый день Голубович утверждал обратное:

"На тот момент мне представлялось, что поменять акции примерно одинаковой стоимости по их рыночным котировкам – это справедливый обмен".

Однако уже на следующий день он поменял свои утверждения на противоположные:

"По моему мнению, [обмен акций эквивалентным] не был, но надо оценку посмотреть".

Впрочем, на этом противоречия не закончились.

Сообщив в ответ на вопрос прокурора Дениса Штундера (гособвинителя на судебном процессе Невзлина) о том, что сделки мены акций разрабатывались в правовом управлении "ЮКОСа", Голубович пояснил:

"Фактически [начальник правового управления нефтяной компании Василий] Алексанян отчитывался перед Ходорковским и Невзлиным, больше Невзлиным". По его словам, Невзлин отвечал за правовое управление, службу-безопасности и связи с госорганами и "пиар".

На вопрос гособвинителя, откуда ему известно, что именно Невзлин "курировал" правовое управление "ЮКОСа", Голубович ответил: "Мне это было известно от Василия Алексаняна".

Следует заметить, что показания понаслышке, то есть, со слов третьего лица, которое по объективным причинам невозможно допросить, неоднократно использовались в деле "ЮКОСа". Так, все второе дело Алексея Пичугина строилось на показаниях понаслышке. Якобы, исчезнувший посредник Горин назвал исполнителям преступлений Цигельнику и Решетникову имя заказчика. Правда, потом Цигельник отказался от лжесвидетельства, а Европейский суд по правам человека признал, что дело об убийстве Гориных не доказано. К тому же, показания со слова третьих лиц, без их подтверждения прямыми свидетельствами, согласно юридическим нормам, не имеют юридической ценности. Но это, видимо, не мешает прокуратуре и судам вновь и вновь использовать обкатанный прием.

Примечательно, что Голубович ранее неоднократно свидетельствуя в судах по делу "ЮКОСа", ни разу не упоминал о том, что Невзлин, якобы, "курировал" правовое управление. В частности, на судебном заседании по делу Алексея Пичугина в Мосгорсуде 18 мая 2008 года, Голубович говорил, что Невзлин выполнял в МЕНАТЕПе и "ЮКОСе" две функции: руководил службой безопасности и отвечал за связи с государственными органами и с общественными организациями.

В свою очередь, отвечая на вопросы адвоката Леонида Невзлина Дмитрия Харитонова, Голубович признал, что сделки мены акций заключались с правом обратного выкупа, который и был осуществлен в 2002 году.

Допрос свидетеля в четверг закончен не был – как выяснилось, у прокурора еще остались к нему вопросы. Голубович продолжит давать показания в понедельник, 3 декабря. Начало судебного заседания назначено на 11 часов.